322
12
0

Кто такая «Галочка», для которой в Первоуральске делают доступную среду


Экстрим-маршрут по Первоуральску для инвалида-колясочника


Если водителям и пешеходам основные «сюрпризы» преподносит весна, то для людей с ограниченными возможностями любой сезон в Первоуральске – экстрим. Чуть проще летом, когда колясочники могут каким-то образом передвигаться по городской инфраструктуре. А если ты – активный и  сознательный? А если хочешь проголосовать? Придется попотеть и тебе, и твоему товарищу.


 

Встретиться с инвалидом-колясочником Павлом Поповиченко и общественником Евгением Королёвым мы собирались сразу после президентских выборов. Получилось позже. Но это тот самый случай, когда время идет, а ничего не меняется. Или меняется, но очень медленно. Либо меняется, но не так, как надо.

Проголосовать сознательный Павел хотел на своем участке — на Береговой,58. Удалось с трудом. Зима, снегопад, отсутствием пандуса. Классика жанра.

— Недоступно. Но есть два мужичка, которые выходят и тебя затаскивают.

Действительно, чего не сделаешь, чтобы человек отдал свой голос.

Но так подумали не все.  В школе №2 возникли проблемы. То ли инвалидов на избирательном участке мало, то ли на дом к ним выходили. В общем, попасть туда наши герои так и не смогли.

— Там есть пандус у здания начальной школы,  но с обратной стороны. Им, видно, никто не пользуется, даже не расчистили его. Два раза пытались заехать, не смогли, чуть не перевернули коляску.

В ДК ПНТЗ тоже попали не сразу. Пандус находится с торца. Самым беспроблемным участком оказался Центр Занятости. Здесь все удобно, потому что сделано по нормам.


Остальные социальные объекты оборудованы для галочки, считает Павел. Да мы и сами в этом убедимся прямо сейчас.

Центр «Осень». Прямое назначение, согласно сложной аббревиатуре, социальное обслуживание населения. Причем, как правило, сюда приходят пожилые люди и инвалиды. Приезжают и ждут, когда кто-нибудь физически более сильный занесет внутрь. А ждут, потому что кнопка вызова не работает. Значок есть, а кнопки нет. Вот и весь фокус.

—Видно, оборвали вконец. А пандус тут нельзя ставить по технике пожарной безопасности, так нам сказали. Шел разговор, чтобы вход сделать в соседнем подъезде, там сразу можно попасть в комнату для занятий. Но там тоже возникла какая-то непонятная проблема.

Смотреть на то, как Павел самостоятельно пытается преодолеть несколько ступеней, достаточно сложно. Все время хочется помочь.

— Если человек один на коляске сюда приедет, он стопудово сюда не попадет. Да и на костылях вряд ли без чьей-то помощи. Внутри помещения  все шикарно сделали, там колясочник везде проедет. И бордюр высокий при входе убрали. А с улицы все равно не попадешь туда. Даже если поднимусь, уже не спуститься. Перила только с одной стороны.

Хорошо, что в прошлом году аккурат перед выборами местный кандидат установил хотя бы такие перила. Одни на наружной лестнице, другой – на внутриподъездной. Но тоже не по уму. Хотя, это лучше, чем ничего.

— Даже если поднимусь как-то, то в конце перила очень короткие. Перехватиться никак. По правилам должно быть в конце лестницы дополнительно продолжение 15-20 см. И в начале лестницы.  В центре говорят, что у них есть переносной пандус. Но он только на улице пригоден, а здесь очень крутой подъем.

 

Заставлять Павла забирать на такую крутизну бесчеловечно. И так все ясно.

Еще один социальный объект – центр «Росинка». Здесь, вроде, и подъемов крутых нет, а все равно не попадешь. Потому, говорят наши собеседники, и не встретишь детей-колясочников.

— Вот для слабовидящих покрашена лестница и бордюр в желтый цвет.  А колясочник с этим бордюром просто не справится. Хотя, все должно быть оборудовано.

Подъезжает к крыльцу с невысокими, но довольно раздолбанным ступеньками. Не подняться. Домофон далеко, но близко кнопка.

— Нормативного времени, когда должны выйти сотрудники после нажатия кнопки, нет. Это уже на совести работников. То ли совесть чиста, то ли кнопка не работает, — говорит Евгений.

—Я был года два назад здесь, выступал на концерте, и они меня туда на руках затаскивали, там вообще ужасно все,— вспоминает Павел.

Звоним три раза – реакции ноль.

 

Внутри встречает сотрудница с малышом на руках.

— Я тут около года работаю, кнопка уже была. Но вызова не слышно.

— Так, значит, для красоты у вас кнопка. Починить бы надо.

— Хорошо, я сообщу руководству.

— Вообще, здесь даже парковки нет. Хотя, по нормам должна быть. Вон, позади здания сколько места, почему не сделать? — произносит Евгений Королёв, и мы покидаем неприветливое и недоступное место. — У нас, вообще, несоциальные объекты гораздо доступнее для инвалидов. Когда делается проект магазина, его не примут, если не создана доступная среда.  В тех, что уже построены, обязывают сделать либо кнопку, либо что-то еще. Для предпринимателей это четко обозначено. Санкций больше и требований, чем к социальным объектам.

Следующая наша остановка – на четной стороне улицы Ватутина. Здесь пандусы есть, а возможности ими пользоваться – нет. Круто, скользко и, опять-таки, поручни слишком короткие. Сплошная угроза для инвалидов и мам с колясками. Коллега пытается взобраться, немилостиво соскальзывает вниз.

— Бесполезная работа. Деньги на ветер. Ни инвалиду, ни маме с коляской не пройти. На обычной коляске сил не хватит, а на электрической я пробовал – она начинает буксовать. Максимальный градус наклона должен быть не больше  42-х. Здесь явно круче,— говорит Павел.

 Выясняем, что деньги на ветер выкинули и в другом районе. Все пандусы на проспекте Космонавтов со стороны стоматологии сделаны не по нормам, со слов Павла.

— Поручень должен быть минимум в 4 раза длиннее лестницы. Сказали сделать пандус – сделали. А как, а смогут инвалиды им пользоваться — зачем об этом думать? Все же для галочки. Есть нормы. Но они явно нарушены, надо переделывать.

На вопрос, как же здесь такой поставить, ведь перегородит дорогу, Евгений говорит, можно пойти по другому пути.

— Если его отсюда сделать, пораньше, то, можно было бы сделать подъем более пологим. Прокопать надо было, и не надо на дорогу выводить.

Здравая мысль, но не в каждой голове родится. Интересно, сколько денег для галочки оставили на этой лесенке.

— В Центре Занятости, я знаю, 250 тысяч стоит, — говорит Павел.

— Какие 250? Откуда столько? — возмущается Евгений. — Если с работой посчитать, максимум 70 тысяч получится.

В этом году власти пообещали создать доступную среду на городской аллее, оборудовать пандусами спуски. Обещают чиновники, наконец-то, сделать входную группу в городской парк удобной и красивой. Павел переживает, как бы история не повторилась.

— Я общался с Валерием Хоревым (глава городского округа — ред). Он сказал – в 2018-м году сделаем. Мы как-то акцию у парка проводили, так я таких слов от мамочек наслушался «приятных» в адрес администрации и тех, кто делал эти поручни. Там надо делать полностью во всю длину пандусы. Я  в мэрию отправлял фото, как все сделано в Центре Занятости.

Павел говорит, готов участвовать в процессе обустройства лично и на себе проверять доступность объектов.

— Разбуди меня днем и ночью, я приеду. Тем более, через недели две я уже смогу пользоваться своей коляской. Да и не я один – активист. Думаю, найдутся желающие.

Ждем лета и обещанных работ не «для Галочки», а для таких, как Павел.


 

Фото Юрия Чернова