450
2
0

Коронавирус обострил старую болячку «Энергосбыта»


Жительница Первоуральска долго не понимала, как в непростых условиях самоизоляции добиваться объяснений по поводу возникших долгов за коммуналку 


 


 

Екатерина Скорынина. Фото из архива редакции

Екатерина Скорынина — женщина просвещенная. С технологиями она, что называется, на «ты». Все платежи за коммуналку проводит через «Личный кабинет». Там все четко — вот колонка начислений, а вот колонка с оплатой. Все легко и прекрасно. Но в сложную минуту жизни передовая технология дала сбой.

В начале карантина Екатерине Львовне пришла СМСка. В ней сообщалось, что ее долг перед «Энергосбыт плюс» составляет 3 115 рублей. Кинулась Скорынина к компьютеру сделать сверку, а Личный кабинет повис.

— По горячей линии дозвонилась до «Энергосбыта» на 105-ый раз. Чтобы поговорить с живым человеком, там надо нажать кучу цифр и прослушать много мелодий. Дождалась. Сообщила девушке о проблеме. А она говорит, что у нее программа работает нормально. Предположила, что у меня изменился номер счета. Проверила — изменений никаких. Посоветовала выйти из кабинета, а потом снова зайти.

Манипуляции со входом и выходом из программы не помогли. Заплатила Екатерина Львовна записанный на нее долг через «Сбербанк-онлайн». Обнулилась и стала ждать новую квитанцию. Все шло хорошо — оплатила мартовскую, апрельскую и майскую, а в июне снова квитанция с долгом — на 2 900 рублей.

— Я снова попыталась зайти в личный кабинет через все устройства, которые есть в моем распоряжении. Везде нулевой результат. Тогда я пошла в офис «Энергосбыта». Как сознательный гражданин надела маску. Взяла квитанцию и паспорт.  Прихожу, соблюдаю все меры предосторожности. А меня охранник заворачивает. Говорит, что нельзя. Показывает на терминал, что заплатить я могу через него. А мне нужен живой сотрудник. Охранник говорит, что никого нет. Тогда я спрашиваю, что за люди сидят за стойками. Мне отвечает, что они работаю только, чтобы принять платежи.

Екатерина Львовна тут же сделала вывод, что у сотрудников открыта программа, в которой можно проверить все сделанные ей начисления и платежи по ним.

 — Вполне возможно, что деньги не туда ушли, — делает предположение Скорынина. — Или сбой в программе какой-то произошел. А мне снова говорят нельзя. Обосновывают отказ распоряжением, по которому до 12 июля личные контакты работников с населением запрещены. Контактировать готовы только с теми, кто принес деньги на оплату квитанций. В итоге, я  до сих пор не могу выяснить, откуда появилась задолженность. Личный кабинет висит, со мной лично никто разговаривать не хочет.

После обращения в редакцию Екатерина Львовна опубликовала в Фейсбуке пост о том, что рассказала о своей проблеме журналистам. И вот пусть теперь «Энергосбыт плюс» с ними объясняется.


И случилось. В переписку со Скорыниной вступила представитель организации Ольга Волкова.

— Я могу помочь разобраться в вашей проблеме, — вежливо пишет в ответ на пост Екатерины Ольга. — Новая версия Личного кабинета клиента находится на этапе на этапе внедрения, в связи с чем возможны сбои в работе. Технические специалисты решают возникшие проблемы.

На такой поворот темы Скорынина разразилась гневной тирадой о том, что личный кабинет висит второй месяц, а о внедрении, как о гостайне, никто не говорит. При этом охрана гоняет с крыльца «Энергосбыта» докучливых граждан, желающих найти истину в возникшей в квитанциях путанице.

Ольга Волкова в переписке остается невозмутимо вежлива:

— Екатерина, напишите личным сообщением номер лицевого счета, мы оперативно проверим его состояние и ответим на все ваши вопросы. Приносим извинения за доставленное неудобство.

Далее Екатерина сообщает о финале интриги всем пользователям Фейсбука, которые следили за развитием ее виртуальных взаимоотношений с «Эноргосбыт плюс».

— Вы будете смеяться. Не прошло и двух часов, как вопрос решился. Личный кабинет заработал. Вот почему надо что-то злобное вякнуть в интернетах, чтобы люди просто выполнили свою работу.