2103
14
0

Конечно, детей любить надо. Без этого в моей работе никак


О том, почему работать с особенными детьми особенно приятно — интервью спортсмена Михаила Тарасова


Об особенных детях в нашем издании было и будет еще очень много публикаций. Тема для города очень насущная. Мы пишем про тех, чьи родители не боятся заявить о проблеме и не стесняются своих детей. А сколько таких ребятишек, кто сидит в одиночестве дома? Аутята, ребята с ДЦП. Все потому, что для их адаптации пока сделано очень мало. Практически нет секций, тренеров и специалистов. Мы много писали о тех, кому надо помочь, и мало о тех, кто готов это делать.

Спортсмен, активист организации «Первоуральск — город чемпионов» Михаил Тарасов только начал осваивать специальность «адаптивная физкультура», но опыт общения с особыми детьми случился у него раньше. Когда летом в этом зале собирали ребят с заболеваниями опорно-двигательного аппарата и расстройствами аутичного спектра.

Второклассник Матвей забегает в зал первым. Не терпится, ведь в его распоряжении на время съемок — весь зал. Через час здесь у Матвея начнется тренировка. Но, кажется, он не собирается беречь себя и силы, как это делают слишком разумные взрослые. Мама Наталья Власова помогает снять школьную форму: «Так быстрее!». Но мы-то знаем, что Матвей справится и сам. Спустя полтора года активных физических тренировок он наконец-то понял, что ноги у него не просто есть. На них можно бегать, прыгать, ими можно наносить удар по сопернику. На прошлой неделе у Матвея с диагнозом ДЦП был первый спарринг с абсолютно здоровым противником. Парень три дня был под впечатлениями.

Наталья Власова

— Для него спорт — это все! Три раза в неделю по полтора часа, а потом еще дома. Теперь я просто довожу его до школы и оставляю там. Раньше весь день была с ним, носила по лестницам и в туалет. Сейчас и вверх, и вниз — он сам. Если бы не спорт, на колясочке бы ездил, да на маминых руках.

— Смотрите, как я умею! — Матвей ловко делает кувырок в прыжке. — Еще назад надо, но у меня пока не получается.  Еще «колбаску» могу!

— Давай разомнемся маленько, пресс покачаем, — Предлагает Михаил Тарасов. Матвей с явной неохотой переключается на более монотонное занятие.

— Язык-то спрячь! — смеется Наталья. — Он от старания его высовывает.

— Мячик мне достаньте, вон тот! — На занятия тайским боксом Матвей ходит совсем недавно, но прекрасно знает, что и где в этом зале лежит. Не все может достать самостоятельно.

— А теперь палочки серые. — Начинается веселая дуэль. Матвей довольно ловко наносит удары мягкими палочками по сопернику, который вдвое старше и втрое больше.

— Это у них уже больше на игровую похоже! Реакцию отрабатывают, — комментирует Наталья.

— А теперь нун-чаки! — требует Матвей. А в перерывах между забавами носится, как заводной. Кажется, физические особенности ему нисколько не мешают.

— Он не устает. Как обычный здоровый ребенок, кроме видимых признаков, в принципе, у него все точно так же, как у здоровых детей. Только когда ногами отработка идет, он пока падает. Удары отрабатывает, знает, как правильно стать в стойку. Научился стоять на коньках. Пока только держит равновесие, еще не катит, но уже не боится и не участвует в игровых моментах. А так - не рискуют.

С последней нашей встречи Матвей заметно изменился. Вырос. Посерьезнел. Коротко подстригся.

Увереннее стал, лидерские качества проявляет. Прогресс у нас — он сейчас занимается в группе, а не индивидуально, и он один здесь такой особенный. Переживали сначала, как другие дети будут к нему относиться. Но тренеры грамотно все объясняют детям.

Михаил Тарасов в этом зале не тренирует и единоборставми не увлекается. До того, как серьезно занялся плаваньем, он катался на коньках, играл в хоккей и даже танцевал. В третьем классе мама привела в бассейн, а через год Мишу передали в руки Людмилы Шалагиной. Любимая дистанция — 1500м.

С тех пор десять лет на воде, по две тренировки в день с небольшим перерывом на поступление в вуз. Чтобы грамотно и профессионально помогать таким, как Матвей. Вот они вместе идут к турнику. Михаил страхует.

— Он раньше по 10 раз подтягивался, — говорит Наталья. — Это когда почти не ходил и по-пластунски ползал. Руки тогда более сильные и накаченные были. А потом ноги «освоил», и теперь только три-четыре раза может. Перераспределилась сила.

—Потребность в специалистах есть, — продолжает мама Матвея. — Таких детей очень много, большинство сидят по домам и отстают от жизни, замыкаются в себе. Тут, конечно, от родителей многое зависит, от их настойчивости и смелости. Я никогда не стеснялась Матвея. Но, если бы у нас было больше психологов и специалистов по адаптивной физкультуре, Матвею не пришлось бы сидеть во время урока на скамейке. В прошлом году у нас был один урок в неделю. Ходили четверо ребят с разными диагнозами. С ними занимались ОФП. Сейчас пока этого нет. И спортивных секций, которые берут наших детей, нет практически. Хорошо, что Александр Киселев нас взял.

—А вы придете еще сегодня на мою тренировку? — с надеждой смотрит на нас Матвей. Обещаем, что придем на соревнования.

Власовы уходят, чтобы через час вернуться на основную тренировку, а мы интересуемся, что подвигло здорового молодого парня помогать больным детям, травмированным спортсменам и ветеранам.

—У меня был выбор. Я думал между тренером и психологом. Посоветовался с мамой и поступил в УралГУФК. Предварительно изучил направление и понял, что могу и хочу этим заниматься.

Пока половина уроков проходит в спортзале. На гимнастике их учат базовым упражнениям и основным элементам разминки. До практики дело еще не дошло. Но Михаил уже успел потренироваться здесь в этом зале.

— Летом здесь от ПГЧ занимались с особыми детишками. В основном, аутистами. Так они сами ко мне липли, все пытались обнять! Конечно, детей любить надо. Без этого в моей работе никак.

Улыбка практически не сходит с лица собеседника. Добряк, дети сразу это чувствуют.

—Мне нравится работать с людьми. Надо быть открытым и к делу подходить с душой. Смотреть, что у ребенка получается, и направлять его. Терпение откуда? Наверное, врожденное, ну, и от спорта. В спорте я много терпел!

Михаил говорит, его факультет появился сравнительно недавно, и желающих освоить благородную и очень нужную профессию хватает. Девушки и парни — 50 на 50.

— Могу работать везде. Обычным тренером или специалистом по работе с особенными людьми. Могу проводить ЛФК. Нас научат и лечебному массажу и навыкам оказания необходимой помощи. Я осенью был волонтером на конгрессе инвалидов в Екатеринбурге. Помогал вместе с ребятами. Попал на мастер-класс, где танцевали колясочники. Там и иностранцы были. Это было здорово.

Пока все свободное от учебы время Михаил посвящает тренировкам. Две в день, как у профессиональных спортсменов. И не в ущерб учебе. Говорит, осталось пару зачетов сдать в этой сессии. Для себя лично хочет покорить дистанцию в 5 км. Михаил говорит, раньше такие соревнования проводились в Ревде на открытой воде. И на Россию хотел бы попасть. Что касается планов на отдаленное будущее, они у Михаила тоже имеются.

— Задумывался, что можно открыть центр ЛФК. Много выпускников сидят без дела, потому что не знают, где себя приложить и как. Родители с больными детишками не идут к ним, может, боятся, может, просто не знают. Просто нужно пару занятий пройти и понять, подходит это или нет. Еще смогу фитнесс и шейпинг преподавать для людей любого возраста. У меня нет барьера в общении с разными людьми, меня не напрягают отклонения. Просто, надо поконтактировать и понять, чем можно помочь.

 


 

Фото Юрия Чернова и из личного архива Михаила Тарасова