668
9
0

Когда уже у нас будет советская власть?


Как первоуральцы ищут работу, деньги и справедливость  у депутата ЗакСо Алексея Дронова


— Здравствуйте, господа. Алексей  Иванович, я опять к вам. Когда у нас, на самом деле,  будет советская власть?!  — Почти с порога громким голосом заявляет человек завидной выправки и старой закалки. Это Анатолий Антропов, ветеран, инвалид, не растерявший бодрости и силы духа. Много лет мужчина развивал спортивную жизнь города, держал свое хозяйство и колол деревянные плашки весом в 10 кг, изрядно пугая врачей.

— Мне сказали, с вашим сердцем не больше трех килограммов поднимать можно. Инвалидность вот дали, вторую группу.

Бюрократия и издевательское отношение — дополнительный груз на сердце Анатолия Андреевича. Камнем  преткновения стала автомобильная парковка в одном из центральных дворов Первоуральска. Приткнуть свой автомобиль пенсионеру некуда. Седины старика и его заслуги уважают далеко не все. Сосед, небезызвестная в городе личность, занимает несколько парковочных мест.

Анатолий Антропов

— У нас такой двор —  туда-сюда гоняют, женщину сбили, машину украли. Подходит ко мне милиционер и говорит, почему, мол, моя машина стоит возле подъезда. Я говорю: « А где ставить? Там все занято. У соседа три автомобиля». Приехал в ГАИ, написал заявление, что я инвалид, со мной даже разговаривать не стали. У меня раньше вся милиция нормативы спортивные  сдавала, военкомы у меня занимались, а тут такое отношение. Все жили хорошо, а тут меня не пускают никуда. Полтора месяца мое заявление у чиновников пролежало, потом секретарь мне сказала, что отказали.

Полтора года Анатолий Антропов пытался решить проблему. А тут отлучился из города на неделю, ездил на место захоронения отца, приезжает – знаки стоят чуть не у каждого подъезда.

— Вернулся я, смотрю, стоит у второго подъезда, где сосед живет, знак стоянки для больных. А рядом, где депутат живет, еще два. Я спросил: «Мы, говорит, знаки-то купили и поставили. А ты укради где-нибудь знак». Я говорю: « Как – знак украсть и ставить? У нас же власть есть». Я лучше сюда пойду. Сегодня приезжаю, опять знак стоит, а надо же разрешение. Кто поставил? Думаю, сейчас поставлю машину, скажут, самозванец. Так и до драки дойти может, – завершает эмоциональный монолог мужчина.

 Артур Гузаиров, заместитель главы по ЖКХ

— Знак установлен по всем правилам. Можете  ставить, — заверяет помощник депутата Дмитрий Крючков.

— Знак поставлен по вашему заявлению. Вы, как инвалид,  можете пользоваться этим местом в приоритете.

— Ну, наконец-то, спасибо, ребята. Господи. Хоть один вопрос сделали. Чтобы у меня душа-то не болела.

Второй вопрос, который решили по инициативе Алексея Дронова — организовать с новотрубником-ветераном встречу в стенах музея ПНТЗ. Решение родилось в процессе двадцатиминутного общения, скорее, монолога, где Анатолий Андреевич поведал  много интересных историй из жизни города.

— Спасибо вам за очень интересный рассказ. Вы патриот нашего города. То, что вы нам рассказали, не должно кануть в лету.

— Если бы кого ко мне подослали, я бы столько рассказал, на книгу бы хватило.

Не на один том набралось бы информации у жителей  десятков многоквартирников. Правда, их истории из разряда непатриотичных, никак не украшающих наш город. Это полугодовая эпопея  с квитанциями «Свердловэнергосбыта» И она достойна отдельного материала.


 

Новость по теме:

«Энергосбыт Плюс» пустил совещание в администрации под откос

 

Первоуральцы продолжают получать квитанции с некорректными начислениями, а чиновники, депутаты и общественники не могут добиться ответа, когда это закончится


 

—Меня такой вопрос интересует — как трудоустраивают выпускников колледжа? – это бабушка одного из бывших студентов  Галина Бурылова пришла даже не просить, а просто высказаться. — У меня внук закончил и учился хорошо, а предложили только грузчиком и  дворником. Электрики нужны только 5-6 разряда. А где сразу такой разряд взять? Вот, на полгода брали временно — и все на этом.

Внук хотел пойти по ее стопам. Галина Александровна почти сорок лет проработала электромонтером на Новотрубном, имеет в трудовой сплошь одни поощрения.

— У нас практически все на Новотрубном проработали. А внук старался, учился, участник конкурса профмастерства, диплом хороший, а пришлось на "Хромпик" идти, там и с третьим разрядом взяли. Как тогда династию растить, если не берут, а обнадеживают? Вот и хотела просто рассказать, чтобы другие не расстраивались.

— Я обращусь к директору по персоналу. Он с ним лично встретится, если еще актуально. Если хочет работать — разберемся. Если недоволен отношением — то будем с этим вопросом работать. Он хочет работать?

— Смотря в какой цех. Вот бы в финишный. Я там работала в четвертом, правда в старом здании еще.

— Следующий вопрос такой же, — подсказывает Дмитрий Крючков.

Владимир Игнатов пришел сам за себя просить. В отличие от внука Галины Бурыловой у него уже есть желанный пятый разряд электромонтера и неплохой заработок. Но молодому человеку хочется попробовать  в качестве инженера.

— Я бы хотел обсудить возможность карьерного роста в компании. Закончил колледж, потом заочно институт, бакалавриат, сходил в армию. С 2012 года работаю электромонтером, и в моем цехе это потолок. Я бы в заводоуправление хотел. Проявить себя и послужить на благо предприятия. Готов к тому, что зарплата будет ниже. Просто чувствую свой потенциал и хочу расти в этом направлении. Не зря же я в институте учился.

— Необычно. С уважением к вашему желанию, я вам организую встречу с главным энергетиком завода, вы с ним можете все обсудить. У меня от вас очень хорошее впечатление.

— Прием превращается в часы приема управляющего директора, — произносит Алексей Дронов.

Но это ненадолго. «Излюбленная» коммуналка, со всеми «вытекающими». В случае следующей посетительницы — с выносом транзитного трубопровода из подвала.

Нина Бажукова заходит в сопровождении руководителя первоуральского отделения СТК Аркадия Спевака. За полтора  часа, что ждали своей очереди, проблему обсудили не на раз и даже пришли к решению. Поэтому занимают от приема каких-то десять минут. В общем-то, Нине Ильиничне  и говорить не приходится.

— В общих чертах я вашу проблему знаю, точнее, ее текущий статус. Технический вынос трубопровода. Он требует значительных капитальных вложений, и они не запланированы ни в одном бюджете. Поэтому мы можем решить одну проблему одного дома, пожертвовав решением каких-то других вопросов в рамках нашей инвестиционной деятельности с СТК. Так? Я бы хотел понять, насколько остра эта проблема, — спрашивает Алексей Дронов.

Аркадий Спевак, руководитель территориального отделения СТК

— Мы побеседовали на эту тему,  — отвечает Аркадий Спевак. — Получается, проблема  в том еще, что трубы дома за 27 лет никто не менял, и жители опасаются, хотя за последние 10 лет там аварий не было. Трудности по выносу громадные, плюс еще затраты на проектирование, раз новая трассировка идет. Мы решили, что я в этом году выполняю полностью ремонт трассы, меняю трубу  длиной 33 метра, и эта проблема снимается. После окончания отопительного сезонаприступим.

Сходятся на сроке 1 сентября, и Аркадий Спевак покидает кабинет. Нина Ильинична остается. Раз такой случай представился, то у нее еще одна проблема. Причем, касается она — или еще коснется — жителей всех домов, где есть бомбоубежища. В случае с домом на Гагарина бомбоубежище давно облюбовали бомжи. Не брезговали устраивать там увеселительные вечера и сотрудники УК. При желании попасть внутрь может любой.

— Сейчас идет капитальный ремонт нашего дома, и у нас вопрос —  дом делают, а подвал никто не трогает. Это как? Наполовину? И еще другая проблема — общедомовые трубы лежат под полом первого этажа, чтобы их заменить, надо вскрыть пол в квартире. Как, думаете, жители на это реагируют? Так зачем так делать, когда можно их по подвалу проложить. Но подвал запущен. Я знаю, что таких домов в городе много и по стране они заброшены. Но как быть-то?

— Ремонт дома не подразумевает реконструкцию и ремонт бомбоубежищ, — произносит заместитель  главы по ЖКХ Артур Гузаиров.

— Давайте юристам ЖКХ поручим изучить этот вопрос. У нас же была уже подобная история.  Это же, в принципе, общая проблема. Даже безотносительно бомбоубежищ, — дает поручение депутат ЗакСо.

—Я уже три письма Путину написала. Быстро на места ответ спускают. Москва пишет, что администрация должна содержать в порядке бомбоубежища. И потом, если дом разрушится, то расселить 12 семей — гораздо бОльшая проблема, — резюмирует Нина Ильинична, надеясь, все же, что четвертое письмо президенту отправлять не придется, и в законе найдется хоть какая-то строчка, за которую юристы мэрии смогут зацепиться.

Фото Анастасии Нургалиевой