452
2
0

Как Вечный Огонь стал камнем преткновения


Почему на «Хромпике» не чтят память павших в войну заводчан


Этот вопрос мучает пенсионерку Нину Храмову уже очень много лет. Много лет она ходит по одному и тому же кругу, пытаясь добиться того, чтобы память отца, а вместе с ним еще 285-ти солдат ВОВ, жила. В камне, в Вечном Огне. Пока лишь глухая стена, отписки и пять пунктов с указанием причин, по которым зажигать огонь даже в праздники — опасно. 28 лет, как опасно. Шесть из которых Нина Федоровна все же добивается хотя бы временных почестей для предков.

— Им всегда горел Вечный Огонь на площади у завода (Русский хром-1915 — ред). В 90-х годах всю систему развалили. И с тех пор огонь не горит. Они столько доводов приводят, а самый главный довод тот, что Вечный Огонь погибшим является зоной опасности для завода. Они мотивируют тем, что в 90-х вся газовая система пришла в негодность. Значит, прошло 28 лет, и никто пальцем не пошевелил. И эта система уже не подлежит ремонту. Еще одна причина — рядом проложена дополнительная ветка железной дороги. Говорят — это ведь очень дорого. Давайте мы с вами компромисс заключим, что 9-го мая будем подключать баллон на два часа, — сетует Нина Федоровна. 

По словам Нины Федоровны, подключают, если накануне она им позвонит и напомнит.

— Они включали обычно 7-го или 8-го мая. В эти дни они приводят своих заводчан, а люди-то приходят 9-го мая к своим погибшим...

Женщина говорит — устала бороться. Но, как быть, если это — дело ее жизни.

— Вы говорите, это дорого, а смерть наших отцов, дедов?... Я осталась в три месяца без отца. Я что-то должна в конце жизни для него сделать?

Это третий прием именно у Игоря Кабца, куда она снова приходит с той же вечной проблемой. Каждый раз приносит новые документы. Заручилась, вот, поддержкой общественной организации и военкомата.

— Написала в организацию «Дети войны — Наследники победы». Они дали мне письмо. Подключила военкомат. Они тоже дали письмо с рекомендациями, что надо решать вопрос.  Обратилась в городскую ветеранскую организацию. Они мне даже не ответили. Они боятся. Она — единственная организация, которая близко к моему отцу, и ничего не делает. Они же должны защищать интересы погибших. А они полтора месяца меня промурыжили, ссылаясь на какого-то компетентного человека. И я — простой человек — борюсь за этих героев.

Простой человек даже предложил варианты решения.

— Если вы не можете здесь сделать, в чем же вопрос, сделайте в другом. Парк Ленина есть. Сделайте там аллею Славы, как на Динасе. Договоритесь с ПНТЗ, пусть эти обелиски с фамилиями там поставят. Но вы сделайте огонь Памяти. Почему вы только отписками занимаетесь. Я на каждый пункт этих отписок им  ответила. Заказное письмо послала на имя директора. Мне не обидно, мне стыдно за погибших людей, что я ничего не могу для них сделать.

 

Со своей стороны, мы обратились за комментарием к специалистам предприятия "Русский хром 1915".


 

Фото Сергея Макарова