2208
9
0

Как в Билимбае строят город-сад


Председатель фонда «Строганофф» Станислав Могила мечтает возродить величие поселка


 

Станислав Могила мечтает сделать поселок Билимбай в Свердловской области культурным и туристическим центром России. Вместе с однокурсником с механико-машиностроительного факультета он создал фонд национального наследия «Строганофф». С помощью фонда они хотят восстановить и сохранить историческое наследие династии Строгановых.

 

У проходной чугунно-плавильного завода династии Строгановых Станислав Могила, председатель совета фонда. На заборе памятная табличка: «С 1941 по 1943 здесь дислоцировались испытательные отделы Государственного научно-испытательного института Красной Армии». В этом месте производили детали для первого реактивного самолёта БИ-1. В девяностых территорию продали частнику, который сдает помещения в аренду. Например, китайским предпринимателям, производящим сланцы.

На просьбу Могилы пройти на территорию театра, который был построен Строгановыми, женщина-сторож отвечает:

— Это частная собственность. Я не могу вас пустить, — и диктует номер хозяина территории. Ответ собственника Евгения Никулина на просьбу пройти на территорию памятника архитектуры федерального значения категорично отрицательный:

— Это частная территория. Я не понимаю, о чём вы говорите.

Гудки.

— В 44-й статье Конституции сказано: «Каждый имеет право на доступ к культурным ценностям», — резюмирует Станислав Могила. — Соответственно, всем гражданам должен быть обеспечен свободный доступ.

Станислав пробирается по заснеженной «козьей тропе», как сам её называет, в обход проходной, чтобы взглянуть на здание театра, который Строгановы построили на территории чугунно-плавильного завода. По законодательству содержание памятника архитектуры лежит на собственнике, будь то государство или частное лицо. Через речку Билимбаиху открывается панорама завода — от театра, в котором проводили вечера крепостные, осталась только кирпичная «коробка».

— Уклад Билимбая был оценен императором Александром Первым, который приезжал в 1824 году. В 1899 Дмитрий Иванович Менделеев так не восхищался Екатеринбургом, как Билимбаем, — с воодушевлением рассказывает Станислав Павлович по дороге в офис. — Это был расцвет: архитектура блистала, был город-сад. После революции произошло угасание в связи с остановкой металлургического производства — раньше поселение называлось Билимбаевский чугуно-плавильный завод.

У фонда «Строганофф» есть проект — «Прогулки по Билимбаю», который реализуется за счет средств государственной поддержки в виде гранта. Это бесплатные экскурсии для школьников, студентов, пенсионеров и детей из малообеспеченных семей. Ведёт их сам Станислав Могила. С экскурсий всё и начиналось — однажды сильно удивили девушку, коммерческого партнера:

— «Есть у нас храм, — говорю я этой девушке, — который превосходит остальные на горнозаводском Урале». Она была ошарашена таким заявлением, что в какой-то «дыре» стоит храм, который построили те же архитекторы, что и известные соборы Санкт-Петербурга и Москвы, — активно жестикулируя, передаёт эмоции барышни Станислав Павлович.

Для этих экскурсий инженер-механик стал изучать историю родного края и на территории городского округа нашел объекты, о которых не знал всю свою жизнь, — это и подвигло организовать фонд.

В офисе председатель садится за компьютер.

— Сейчас я разрабатываю макет открыток, которые посвящены Билимбаю. На них будут достопримечательности нашего поселка. Тираж — две тысячи. Мы планируем дарить открытки всем людям, которые пришли к нам на экскурсию.

Вернуть Богоматерь

В офисе фонда мы долго не задержались — пользуясь возможностью, решили погулять по Билимбаю еще.

— Посмотрите на эти колонны, их основание и капители полностью вылиты из чугуна, и все эти цветочки-лепесточки — это огромный кропотливый труд, — поясняет Могила у подножья Свято-Троицкого храма.

Во время Великой Отечественной войны здесь располагалось конструкторское бюро, где спроектировали первый реактивный самолет БИ-1. Купол и колокольню разобрали, а стройматериалы использовали при строительстве школы. Внутри обшарпанные стены, деревянный пол в буграх, но свежевыкрашенный — покрасил фонд, кроме того, этим летом на средства активистов и отремонтирована водосточная система. Станислав Павлович надеется, что Свято-Троицкий собор когда-нибудь заменит россиянам египетские пирамиды.

— Проходим в следующую дверь, — говорит основатель фонда, идя по пустому залу храма.

Возле одной из стен стоит бликующий на солнце крест. Таких пустующих помещений в храме почти пять шестых общей площади. Свято-Троицкий собор превосходит по объему другие храмы в Горнозаводском Урале. Даже в Екатеринбурге на сегодняшний день нет храмов, которые больше местного. В другом конце огромного зала, по которому идет Станислав, на двери листочек бумаги, на котором фломастером тоненько написано: «Храм». За дверью — служба.

— Вот, смотрите, там икона Архангела Михаила, — шепотом восклицает Станислав Могила. — А икона Божьей Матери Скоропослушница была здесь основной, храмовой, но на данный момент она находится в селе Слобода. А вообще, икона изначально писалась для семьи Строгановых на горе Святой Афон.

Могила на обратном пути останавливается у церковной лавки.

— Будьте добры, икону Божьей Матери, — почти неслышно просит у маленькой старушки Станислав Могила, протягивая деньги.

— С началом работы по восстановлению храма, всё больше проникаюсь темой Бога и понимаю, что всё в этой жизни не случайно, — говорит Станислав Павлович.

Одна из целей фонда — создание мемориального комплекса, посвященного первопроходцам реактивной авиации и космонавтики в поселке Билимбай на прихрамовой территории. Макет монумента в виде реактивного самолёта уже разработан, благословение митрополита получено. Дело — в средствах, и к сложностям команда фонда относится философски. Рассказывают, благочинный по Первоуральску отец Константин сказал им в начале работы: «Ребят, если всё пойдёт по маслу, значит, здесь притаился лукавый. А если всё будет идти со скрипом, значит, верной дорогой идёте».

Лак фонд кормит

— Единственный источник финансирования нашего фонда — лакокрасочное предприятие ISEP COLOR, — поясняет Станислав и одновременного контролирует погрузку товара в холодном лакокрасочном цехе. Изначально производство было в Сарапуле, пригороде Ижевска, но территориально мы находились здесь, в Первоуральске. Сарапул — спутник Ижевска, Первоуральск — Екатеринбурга, и если взять первые буквы этих городов, то получится название нашей фирмы.

Фонд объединяет усилия администрации городского округа Первоуральск, епархии, частных инициаторов и специалистов. Комната фонда находится в одном здании с офисом и производственным цехом компании. Поэтому сотрудники лакокрасочного предприятия зачастую работают на два фронта: и для фонда, и для ISEP COLOR. Как утверждает Станислав, все — единомышленники и «взаимозаменяемы» в рабочих вопросах.

Недалеко от офиса — музей, который фондовцы открыли год назад. Прозвали Дом народной культуры — сокращенно ДНК (кстати, аббревиатура ДНК раньше была за другим знаковым первоуральским объектом: «шайба», инновационно-культурный центр, который раньше называли Домом Новой культуры — ред.). На крыше музея готовится к взлёту самолет БИ-1, в натуральную величину выполненный местными мастерами. С появлением фонда в посёлке появился новый праздник — 15 мая чествуют первый в CССР полет на реактивном самолете капитана Григория Бахчиванджи. БИ-1 не единственный экспонат, созданный по инициативе активистов «Строганофф»: на территории инновационно-культурного центра в Первоуральске выставлена копия капсулы, на которой Юрий Гагарин спускался на Землю.

По оценкам экспертов, состояние исторических объектов летней резиденции Строгановых достигло «дна» — либо они скроются в иле, каким устелено дно Билимбаевского пруда, либо оттолкнутся и «вынырнут».

— У нас осталась последняя возможность. Архитекторы говорят: «Ребят, нужно приложить сейчас максимум усилий, чтобы остановить разрушение и восстановить это всё в былой красе», — констатирует ситуацию председатель фонда. — И у нас нет дотаций из бюджета. Администрация поселка заинтересована в сохранении объектов культурно-исторического наследия, но я считаю, что от слов пора переходить к делу.

Чтобы получить средства для реставрации из бюджета, требуется проведение культурно-исторической экспертизы, которая подтвердит статус памятника архитектуры, но пока денег в бюджете городского округа Первоуральск, к которому относится Билимбай, не находят. Точнее, запланировали 500 тысяч рублей на проведение в 2016 году, а затем в администрации заявили, что проведение экспертизы нецелесообразно и перенаправили средства в соседний посёлок на восстановление дома, разрушенного от взрыва газа 20 лет назад.

— К сожалению, не все наши желания совпадают с возможностями. У посёлка Билимбай нет своего бюджета, он дотируется из городского округа Первоуральск, — сетует глава Билимбая Александр Гильденмайстер, который входит в попечительский совет фонда. — Всё равно вода камень точит. Мы дойдём до того, что не сегодня-завтра экспертизу проведем.

Как утверждают фондовцы, их путь может создать алгоритм для других территорий с историческими, природными и архитектурными памятниками. Как провести экспертизу и где взять средства на реконструкцию культурного наследия? Пример для подражания у «Строгранофф» есть. 30 лет назад в сегодняшнем православном центре Урала Верхотурье были останки церквей и покосившиеся дома. Сегодня туда съезжаются паломники со всей России.

Между попытками нащупать алгоритм превращения Билимбая в туристический центр и основной работой Станислав и его единомышленники думают о насущном — еде.

— Вы же знаете, что там не цветочками пахнет? — шутя спрашивает Могила. На льду у стайки с ландрасами видна замерзшая кровь. — Вчера уменьшалась численность наших пятачков.

Стайка находится на территории лакокрасочного предприятия ISEP COLOR, а в офисе — морозильник с салом.

— Свиней мы держим для себя, для родных и друзей. Делаем сало — у нас такое хобби. И все соучредители, которые приезжают, лакомятся нашей высококачественной продукцией, — демонстрирует хозяйство Станислав. — В будущем мы хотели бы использовать наше сало для гастрономического туризма, но это пока в планах. На данный момент мы регистрируем нашу продукцию как товарный знак.

Домой по Великому чайному пути

Радеющий душой за посёлок Станислав — не билимбаевец, он живёт в 15 км, в Первоуральске.

— Сибирский тракт, по которому мы едем, соединял Москву с границей Китая. Он ещё назывался Великим чайным путем, потому что китайский чай шел из Китая в Москву и Европу. Путь в 8800 верст занимал два года на лошадях. Пока повозки заходили на гору Тёплую, семь потов с них сходило. Некоторые говорят, что на вершине температура чуть выше, нежели внизу. Сейчас у нас минус пять градусов, проведём небольшой эксперимент, — предлагает Могила у подножья горы.

— Эксперимент не удался, — резюмирует Станислав — на вершине горы прежние пять градусов. — А сейчас мы уже во владениях Демидовых, граница между их территориями и вотчиной Строгановых проходила как раз по вершине горы.

— Что житель Билимбая может сделать для того, чтобы Билимбай стал туристическим центром? Прибраться около своего участка, привести фасад в божеский вид, чтобы глаз не утыкался в покосившиеся заборы, сваленные дрова и горы мусора. Сегодня достаточно дешевых строительных материалов, остаётся только приложить немного усилий и знаний. Стоит взять пример со Строгановых. Когда они начинали осваивать эту территорию, были только земля и лес. Но они смогли..

Теперь Станислав может рассказывать часами об истории поселка, хотя, когда учился в школе, историю терпеть не мог:

— Учительница мне весь мозг выклевала. История — самый противный предмет, а новейшая история — это такой дурдом. Я на историю шел как на Голгофу. А сейчас стал книжки исторические понимать и покупать, потому что проецирую историю Билимбая на общую историю в России и в мире. Раньше у меня были только отдельные факты. Например, Иван Грозный был в Москве, но он выделил земли Строгановым, и на этой земле я сейчас живу. Вот как все связано.

— Если была бы возможность вернуть время вспять и не создавать фонд, поступили бы иначе? — спрашиваем.

— Если я принял решение, значит, я иду этой дорогой. Это испытание, которое мы должны пройти.

Авторы: Алена Синякова, Александр Трушков под руководством Веры Воробьевой

Фото Александра Трушкова