400
7
0

История первая. Нина


Дню Матери посвящается. Нина Алексеева — мать погибшего на Кубе солдата


Нина Алексеева


 

На большой картине — изображение молодого, бравого солдата. Почти в каждом уголке квартиры его фотографии. В доме Нины Алексеевой все напоминает о погибшем во время службы в армии сыне — Владимире Сердюкове.

Смотрим альбом. Вот серьезный мальчишка со значком октябренка на груди. А это Володя уже постарше, в бассейне. Фотографии с армейских сборов. И прощание.

— Ребенок рос, вырос, ушел в армию, из армии не вернулся... – словно подводя незримую черту, произносит мать. – Что о себе рассказывать? Особо нечего. Познакомилась я с будущим папой моего сына. Все было так красиво, но прожили мы недолго. Когда ребёнку исполнилось пять лет, он встретил другую женщину. Сын очень переживал. Родной папа нам особо не помогал, старался поменьше платить алиментов. Потом я встретила мужчину, и Володя настоял, чтобы мы сошлись. Ему очень был нужен папа. Всегда говорил, что у ребенка должны быть папа и мама.

 

Володя родился в апреле 1973 года. Мама вспоминает, как маленький он ходил в ясли и называл свою воспитательницу Галина Квасовна вместо Галина Тарасовна, как позже вырезал для всей ватаги мальчишек деревянные автоматы и обожал что-нибудь конструировать. Подростком он из двух непригодных для езды велосипедов собрал один. И не просто собрал, а даже смог его продать. Володя занимался морским многоборьем. На пруду проходили практические занятия, и он с азартом ходил на яхтах.

– Мы одно время жили в своем доме, и с 4 класса сын самостоятельно ходил в баню. На морское многоборье он записался прямо в бане. Тренеру понравилось, что мальчик самостоятельный, ответственный — он ему и предложил.

В старших классах Владимир стал заниматься в парашютно-десантном клубе у Виктора Лысенко. Он мечтал стать десантником. До армии успел стать кандидатом в мастера парашютного спорта.

Лысенко у него был кумир, он хотел быть на него похожим. И если я говорила сыну, что необязательно идти в армию, можно поступить в институт, то он отвечал: «Мама, ты ничего не понимаешь, каждый мужчина должен обязательно сходить в армию». Помню, они ездили на сборы в Белоруссию. Целый месяц там жили и занимались вместе с десантниками. Виктор Борисович и сейчас обо мне не забывает, а к Володе на могилу каждый год приходит.

После школы Володя отучился на электромонтера и стал работать на заводе. Оттуда его и забрали в армию. В десант он не попал, не прошел по зрению. Стал связистом. Полгода в учебной части в Самаре и год службы на Кубе. С Кубы Володя присылал матери письма с общими фразами, что все хорошо и кормят тоже хорошо. А потом пришло известие, что сын погиб при исполнении воинского долга. 

Это очень трудно было пережить. В какой-то момент думала, что с ума сойду, если не возьму себя в руки. Понимала: кому я теперь нужна? Других детей, которые бы могли позаботиться, нет. Значит, надо самой. А потом… потом мне подарили щенка. И надо было ухаживать за ним, гулять, кормить и в итоге выкарабкалась. Я поняла, что на свете хороших людей больше. Очень многие помогли мне в трудную минуту.

Улыбчивая, доброжелательная женщина очень остро чувствует любую несправедливость. Она не жалуется, а просто изливает душу, говорит о том, что наболело.

– У нас такая несправедливость: вот его отец практически не принимал участия в воспитании, а когда ребенок погиб, он пользуется такими же льготами, как я. Мало того, что пошел на 5 лет раньше на пенсию, так оба его ребенка от другого брака не ходили в армию, потому что первый погиб. Вот эта … несправедливость меня постоянно угнетает.

Этим летом Нина Григорьевна пережила еще один шок. В августе украли литую чугунную оградку с могилы сына. Однако в возбуждении уголовного дела в полиции отказали.

–  Мне было неприятно то, что такое отношение к солдатской могиле. Никто не будет наказан. Никто никого не ищет. Мне бы хотелось, чтобы дело возбудили по статье вандализм.

Конечно, самую простенькую оградку Нина Григорьевна уже поставила и никакой помощи не ждет. Просто понять не может, почему разорение могилы погибшего солдата не является преступлением. Владимир Сердюков погиб почти за месяц до дня рождения, в марте 1993 года. Он не успел отпраздновать 20-летие, не успел создать семью. Нина Григорьевна уже много лет живет одна, храня в своем сердце память о сыне.


Фото Дмитрия Рудика