829
7
0

И тут я поняла, что пришла наша фея


Авторская колонка журналиста Александры Гутман


Александра Гутман, журналист

Я работаю в участковой комиссии 2345. Скажу, что голосование прошло довольно буднично, только растянулось на неделю. В этот раз нам помогали волонтеры, которые на входе выдавали каждому избирателю средства защиты и проверяли температуру. Об этом, думаю, уже писали не раз. 

Поэтому расскажу о неожиданностях и курьезах.  

На соседний избирательный участок №2346, который находится в этой же школе, каждое голосование приходится какая-то проблема. Одна из них — 73-летняя женщина с фиолетовыми волосами, которая зовет себя феей. Она уже стала местной легендой. Каждый ее визит — это шоу и обязательный скандал. Фея ходит на каждое голосование, цепляется к каждой мелочи и всегда возмущается. Все уже понимают, что у нее традиция такая. Ну или развлечение. 

В прошлый раз она перепутала участковую комиссию, села ко мне и начала играть в слова. А когда я сказала, что сдаюсь, фея пошла на свой участок, внезапно встретила председателя ТИК (которая проверяла нас), начала задавать ей вопросы. Потом остановила очередную «жертву», затем — еще одну. Когда она наконец добралась до своего участка и стала получать бюллетень, то устроила скандал. Ей не понравилась подпись члена избирательной комиссии, который выдавал бюллетень — «Что это за закорючка? Разве так расписываются?». Благо, тогда на участок пришел один из кандидатов в депутаты. Благодаря его харизме проголосовавшую фею удалось нейтрализовать и без последствий вывести из школы.

Но в этот раз все вышло еще фееричней. Женщину с фиолетовыми волосами из здания вывела полиция. 

Фото Андрея Попкова, издание «Вечерний Первоуральск»

 

Пойдем выйдем? 

На соседний участок пришла такая женщина! Знаете, я никогда такого поведения не видела! — рассказала мне сотрудница полиции, которая охраняла наш участок. Я поняла, что пришла наша фея. И она в настроении хорошенько поскандалить. Для начала она долго препиралась с волонтерами (жаль, что им не выдали шапочки из фольги для защиты мозга), потом высказала свое «фи» школьной уборщице и наконец зашла на участок. 

— Куда я попала? Почему все в масках и перчатках? Я пришла в приемный покой больницы или на голосование? 

Фея направилась к члену комиссии, который регистрирует избирателей в ее доме. Выдержке девушки, которая это делает, можно только позавидовать. Она всегда спокойна и вежлива. Чего не скажешь про фею — та снова начала кричать: 

— Дайте мне книгу! Я имею право все проверить. А если не дадите, напишу жалобу! 

Не дав толком ответить члену комиссии, фея подскочила к наблюдателю и схватила его бейджик: 

— Вы наблюдатель? Так, наблюдатель, скажите мне, куда я должна подать жалобу? Что вы молчите? Я-то знаю! Я подготовилась! Я позвоню на «горячую линию». 

Опустив бейдж, фея требовала показать книги. Члены комиссии ответили, что не имеют права — там персональные данные избирателей. На крики дамы с фиолетовыми волосами пришел полицейский. 

Вы кто? Представитель полиции? Пришли посмотреть на меня? — снова возбудилась фея.

 

Фото Андрея Попкова, издание «Вечерний Первоуральск». К женщине с фиолетовыми волосами отношения не имеет

В итоге в книге закрыли все данные, оставили только одну строчку, где женщина расписалась за бюллетень. Тут же ей выдали конверт с благодарственным письмом от губернатора. Скандалистка демонстративно разорвала его на мелкие кусочки и сказала полицейскому: 

— Иди выброси. 

Полицейский отказался. Фея выбросила изорванную благодарность сама, а при этом продолжала громко кричать. И тут она начала вырывать книги у члена комиссии. Сотрудник полиции остановил женщину, она развернулась и сказала:

— Что, пойдем выйдем?

Полицейский вызвал на участок наряд. Фея поставила отметку и опустила бюллетень. Вышла на улицу и о чем-то долго говорила с полицейскими. Как выяснилось, ее отпустили домой. Как сказали полицейские, женщине ничего не будет — она нецензурно не выражалась, ничего не сломала, не украла, не разбила и никого не побила. Просто превратила голосование в драму. 

Говорят, что на работе эта женщина высококвалифицированный специалист и идеальный сотрудник. Просто хобби у нее такое — превращать каждое голосование в ад для членов комиссии. 

Вообще покушались на книгу с данными избирателей и на нашем участке. Некий мужчина захотел посмотреть, а не голосовали ли его родственники. Со словами «Ну-ка, дайте посмотреть!» он стал тащить ее из рук у члена комиссии, но благодаря быстрой реакции последнего атаку удалось отбить. Расстроенный избиратель взял бюллетень и ушел в кабинку для голосования. 


 

Я поняла, зачем это все! 

На предварительном голосовании нам задали, пожалуй, самый странный вопрос, который вообще когда-либо задавали членам комиссии. К слову, даже коллега, которая работает на голосовании уже много лет, сказала, что у нее ни разу такого не спрашивали. Пришла голосовать женщина средних лет. Она получила бюллетень, зашла в кабинку. Казалось бы, она должна все знать-уметь. Но она тут же выбежала кабинки и начала возмущаться: 

— Что это за бюллетень такой неправильный? Дайте мне нормальный! Что за непорядок? Где тут мои имя и фамилия? 

Мы переглянулись и ответили, что голосование тайное. 

К слову, сложности с голосованием возникали у пенсионеров. Выходили из кабинки и спрашивали, за что голосовать — за президента или за Россию. Узнав, что голосование идет по поводу внесения поправок в Конституцию, они вопросов не задавали, удалялись в кабинку и голосовали. 

1 июля пришлa пожилая женщина. Взяла бюллетень, дошла до кабинки и внезапно вышла, не поставив отметку. 

 — Мы голосуем по поводу изменения Конституции? А вот теперь расскажите мне про все поправки. 

Я подвела женщину к информационному плакату, где кратко приводится суть поправок. 

— Здесь же не все. Сколько их? 

— Всего 209. Информацию печатали в газетах. А еще вы могли ознакомиться с ними на сайте Мояконституция.рф. 

— Видите мой телефон? Вот теперь скажите, как мне с него выйти в интернет? — сказала пенсионерка, протягивая очень древнюю модель мобильного. — А компьютера у меня нет. 

Тем не менее, она начала изучать информационный плакат. После снова позвала меня и сказала: 

— Поняла! Вот, смотрите. Все делается ради этой поправки. Он хочет сидеть вечно! — с этим словами пенсионерка зашла в кабинку и проголосовала. 


 

 

«Одноразовые ручки», философия на испорченном бюллетене и провокаторы 

На этом голосовании я запомнила: если человек говорит «Я как-то без вас разберусь», значит, он провокатор. Такой «тайный покупатель» для избирательной комиссии.  

У нас таких было двое. Сначала пришел мужчина, который никак не хотел снимать маску и упорно зажимал пальцем фотографию в паспорте, не давая членам комиссии понять, его ли это документ. Потом он все-таки открыл личико и фото, но громко возмущался тем, что ему не дали проголосовать на участке по месту прописки. В книге стояла отметка о том, что он уже проголосовал по месту пребывания (для того, чтобы проголосовать по месту пребывания, до 21 июня можно было подать заявление на сайте «Госуслуги» или в избирательной комиссии).  

Фото Андрея Попкова, издание «Вечерний Первоуральск»

Вечером пришла женщина. Паспорт члену комиссии показала, но села к секретарю и начала показывать какие-то распечатки, крича, что «ваше постановление незаконно». Она тоже голосовала по месту пребывания и упорно настаивала, чтобы бюллетень ей выдали второй раз — на участке по месту прописки. К слову, секретарь комиссии проявила выдержку и такт, после чего избирательница с заявлением: «Я буду жаловаться в ТИК!» удалилась с участка. 

Отдельно скажу про «одноразовые ручки». Это были обычные ручки, которые давали каждому избирателю — после голосования их нужно было выбросить. Но никто не выбрасывал — уносили домой. Бабушки плакали от счастья со словами: «Это мне? Ой, спасибо!» На соседнем избирательном участке была женщина, которая отказалась взять такую ручку и сказала, что будет писать только своей. Она насмотрелась роликов про исчезающие чернила и была уверена, что именно с такими ручку и дадут. 

Я проголосую, а потом все исчезнет! И мой голос подделают! — сказала она и отправилась в кабинку только со своим пишущим инструментом. 

Скажу, что ручки были самые обычные. И у нас в комиссии результаты никто не подделывает — если что-то не сойдется, всем грозит ответственность. Это строго. За ходом подсчета следят наблюдатели. Тем более, что в этот раз бюллетеней было много. Мы считали те, что оказались в ящиках (стационарном и переносном) в день голосования и те, с 25 июня до 1 июля хранили в сейф-пакетах. 

Голоса распределились так: 751 «да», 383 «нет», 10 испорченных. 

Мне всегда интересно посмотреть, как выглядят испорченные бюллетени. У нас ничего особенного не было: по отметке «хз» в каждом окошечке, каждое зачеркнуто и  тд. Но в соседний комиссии на бюллетене было вот такое философское послание: 

«Проблема России не в том, что она никак не может накормить бедных. А в том, что богатые никак не могут нажраться! Кушайте на «здоровье!». 


Фото Андрея Попкова, издание «Вечерний Первоуральск», любительские фото, архив редакции