425
7
0

Хотите поспорить? Обращайтесь в суд


Жители аварийного дома на Энгельса ждут переселения и хотят получить квартиры. Но администрация предлагает только компенсацию


В администрации проводил прием населения заместитель главы по муниципальному управлению Вячеслав Гладилин. Ему задали два вопроса — и оба по аварийному жилью. Первая просительница приходила узнать, когда же наконец-то расселят дом 12 на улице Энгельса. Напомним, в 2018 году здание сильно пострадало от пожара, его признали аварийным. Люди живут там до сих пор. 

У меня дома вибрация чувствуется физически. Например, в комнате стоит шкаф. Наверху, в середине был подсвечник — и он почему-то оказался на краю. Вибрация телом ощущается: соседи включают стиральные, и все. Есть ли какие-то признаки, по которым дом нужно сносить прямо сейчас? — начинает Тамара Воробьева. Она живет в однокомнатной квартире дома 12 по улице Энгельса.

Если бы дом был в таком состоянии, что требует сноса немедленно, такое решение администрацией бы было принято, — при этом Вячеслав Гладилин что-то записывает. 

Говорят, в акте обследования есть записи,что у нас не соответствуют нормам коммуникации, а про вибрацию ни слова. Но она есть. 

— Я не могу ничего сказать: эту комиссию администрирует другой заместитель главы. 

— Кто это? 

— Гузаиров. 

— А, Гузаиров, — говорит женщина и что-то записывает. 

Вячеслав Гладилин отмечает, что он можете ответить на вопросы по расселению. Тамара Воробьева рассказывает — зимой прошлого года в доме произошел сильный пожар, выгорели 4 квартиры. И часть торцевой стены завалилась внутрь — мы об этой истории уже писали. Пришла комиссия, которая провела обследование. 14 февраля здание признали аварийным. В апреле жители оформили пакет документов, чтобы попасть в программу по расселению. Бумаги  передали в администрацию. 

Здание после пожара. Архив редакции 

Нам хотелось бы конкретики по переселению, а то полтора года уже прошло, — говорит Тамара Воробьева. 

Вячеслав Гладилин начинает с того, что сейчас переселяют ветхие и аварийные дома, которые признаны аварийными до 2017 года. И продлится эта программа до 2021 года. 

Сейчас администрация формирует список домов, которые попадут в следующий этап программы. И дом на Энгельса там будет. 

На данный момент программа не утверждена. Ориентировочные сроки переселения и сноса — 2021-2022 год. Все, больше ничего не скажу, — отмечает чиновник.  

Но женщину интересует следующий момент — как будет проходить расселение. И что в итоге получат владельцы квартир в аварийном доме: новое жилье или компенсацию. 

— Собственникам полагается выплата, — говорит Гладилин.

Я не согласна, — отвечает Тамара Воробьева. — Этот вариант возможен, если у нас есть еще одно жилье. Скажите основание, почему полагается именно выплата? 

— Это областная программа, — начинает листать документы чиновник

Какая? Как она называется? — интересуется женщина. В этот момент она похожа на педагога, который пытается «вытянуть» ученика, забывшего правильный ответ. Но Вячеслав Гладилин не озвучивает название программы. 

Собственникам предоставляется компенсация с учетом площади квартиры, нанимателям — альтернативное муниципальное жилье. Вам выплатят нормальные, хорошие деньги, за которые потом приобрете жилье. Что вас смущает?

 — Сейчас есть программа «Жилье». И вот я достала текст в интернета — женщина вытаскивает распечатку — у нас может быть выплата, а может быть и предоставление жилплощади. Может, к тому моменту, как нас будут переселять, будут и изменения? 

— Вас еще не переселяют. Вы зачем сюда пришли? 

— Срок узнать. 

— Срок я вам сказал. Собственникам предоставляются выплаты.

— Подтвердите свои слова. 

— Не буду подтверждать, я уже все сказал. 

— Вопрос спорный

— Хотите поспорить? Обращайтесь в суд. 

Разговор идет на спокойных тонах, почти полушепотом. Тамара Воробьева подчеркивает, что говорит от лица всех жителей аварийного дома. 

Знаете, у нас таких домов — до 2021 года будем расселять 15. И у нас еще их 27. То есть, это не единичный случай, это обычная практика. Не знаю, кто вас консультировал, но собственникам полагается выплата. 

В итоге чиновник говорит, что даст письменный ответ с разъяснением, почему полагается выплата. Вячеслав Гладилин подчеркивает, что жилплощадь могут дать только малоимущим — тем, кто попросит квартиру в социальный найм. А собственникам квартир, которые априори не могут быть малоимущими  — только деньги. 

Женщина выходит. Тамара Воробьева говорит, что продолжит искать варианты, как получить от администрации квартиру, а не денежную компенсацию. И, возможно, еще запишется на прием к Артуру Гузаирову по вопросу переселения — ведь это ненормально, жить в доме, где все вибрирует.  


Фото Дмитрия Дегтяря