514
4
0

Хочу, чтобы впредь таких приказов не было


Первоуральская школа №3 перевела ребенка на домашнюю форму обучения без согласия родителей, дело дошло до суда


Фото: Интерра-ТВ

В зале суда, в основном, женщины. Много волнений. На редкость много слушателей. Свободных мест нет. Председательствующая в заседании судья Карапетян информирует, что стороны могут заключить мировое соглашение, либо пройти процедуру медиации, результат которой ляжет в основу решения суда. Истец от своих требований не отказывается, ответчик не признает их в полном объеме.

Истец Виктория Окипная требует признать незаконным приказ директора школы №3 о недопуске в образовательное учреждение и переводе ее сына на семейную форму обучения.

— Права моего сына, учащегося 3-го класса, были нарушены. В течение почти месяца он не посещал школу. В феврале, руководствуясь правом, предоставленным родителям, я написала отказ от вакцинации пробы манту. После чего медсестра школы через классного руководителя передавала мне направления к фтизиатру. Затем медработник написала, что, если не будет заключения фтизиатра, ребенку будет отказано в посещении школы. Но направления к фтизиатру были составлены не надлежащим образом, не содержали информации о признаках заболевания.

— Вы кому предъявляете претензии — медикам или школе? — уточняет судья.

Виктория Окипная (справа). Фото: Интерра-ТВ

— Медсестра нас предупреждала, что до 26 февраля мы должны посетить специалиста, после этого напрямую обратилась к директору школы, что мы не посетили фтизиатра, — продолжает Окипная. — Она нарушила тем самым медицинскую тайну. Она могла обратиться только к вышестоящему медицинскому руководству. Я встретилась с директором, сказала, что мною написан отказ от посещения фтизиатра, так как симптомов, указывающих на необходимость визита к специалисту, нет.  Мною в прошлом году были предоставлены в школу анализы методом ПЦР — ни в моче, ни в крови микробактерии туберкулеза не были обнаружены. Мне сказали, что в этот раз исследования таким методом не подходят, письменно уведомили, что я должна в течение месяца предоставить справку, либо выбрать форму образования.  Управление образования обвинило меня, что я отказываюсь от вакцинации ребенка. Я изучила документы Минздрава, в которых объяснено, что может служить доказательством отсутствия заболевания туберкулезом. Мы в Екатеринбурге платно прошли Т-СПОТ анализ (метод диагностики для пациентов, которым противопоказано подкожное тестирование на туберкулез —ред.). Предоставила в школу результат и после этого получила приказ об отказе моему сыну в посещении школы. На мои возражения мне сказали, что я не юрист и не медик, должна взять приказ, потом открыть инструкцию как обучать самой. Несмотря на контакт с учителем, некоторые темы ребенок не смог усвоить без посещения школы. Обращения к уполномоченному по защите прав ребенка ничего не дали. Руководитель территориальной комиссии по делам несовершеннолетних Ольга Стуль порекомендовала написать заявление в конфликтную комиссию. Я его передала, по сей день на него ответа нет. Мне стало обидно за ребенка, он у меня отличник, не ходил в школу с 18 апреля по 16 мая. Я написала заявление в суд о признании приказа директора школы незаконным.

— На основании чего приступил снова к занятиям непосредственно в школе? — задает вопрос судья.

— Школьная медсестра позвонила мне и сообщила, что я должна прийти в школу на комиссию. Мне комиссия выдала справку, которой на основании результатов Т-СПОТ ребенок был допущен в школу. Обошлись без фтизиатра. Сын перешел в 4-й класс, аттестован без написания контрольных работ.  Я считаю действия директора незаконными, у нее на руках был результат анализа, подтверждающий отсутствие заболевания. От подкожного тестирования я отказалась на этом основании того, что прививка БЦЖ на первом году жизни ребенка дала хороший результат, это подтвердили тесты. Я просто воспользовалась своим правом отказа от дальнейшей вакцинации. А для посещения узкого специалиста (фтизиатра) должны быть весомые аргументы — явные симптомы заболевания. А школа взяла на себя ответственность отстранить ребенка от посещения уроков, не имея медицинского подтверждения, что ребенок опасен для окружающих, и без моего согласия. Этим нарушены права ребенка.

 

Фото: Интерра-ТВ

В выступлениях представителей истца главный упор делается на то, что руководитель образовательного учреждения может только рекомендовать обратиться к фтизиатру, но не требовать этого. В его компетенции находятся организация учебного процесса и обеспечение санитарных требований, а отстранение ребенка от посещения школы при отсутствии справки о прохождении противотуберкулезных мероприятий не обосновано. Отсутствие такой справки не является утверждением, что ребенок опасен для окружающих. Школа не доказала, что ребенок не здоров. А опасной считается только открытая форма заболевания.

Представитель ответчика — школы №3 — ссылается на 17 статью Закона об образовании, которая гласит, что образование может быть получено как в образовательном учреждении, так и вне его.  

 — В связи с тем, что мама отказалась от проведения туберкулиновой диагностики, на основании этого было выдано уведомление законному представителю обучающегося о предоставлении заключения фтизиатра, либо определиться с формой обучения ребенка, так как родители имеют преимущественное право в определении формы обучения детей в сравнении с другими лицами. В связи с тем, что заключение врача не было предоставлено, а мама не определилась с формой обучения, совместными усилиями мамы и классного руководителя ребенок прошел обучение. Ребенок образование получил. Приказ, который обжалуется, признан утратившим силу, на основании заключения медицинской комиссии, которая изучила результаты теста Т-СПОТ. Ответчик поступил в соответствии с санитарными правилами. Есть письмо Министерства образования от октября 2017 года о недопущении к занятиям детей, не прошедших противотуберкулезную диагностику.

В ходе судебного разбирательства представитель ответчика признала, что приказ был сформулирован некорректно. Но в конечном итоге стороны пришли к тому, что к процессу необходимо привлечь экспертов Роспотребнадзора и в области эпидемиологии.

По окончании сегодняшних слушаний Виктория Окипная прокомментировала свои действия в отношении образовательного учреждения:

— Детей, которые не проходят туберкулинодиагностику, сразу ставят на учет фтизиатра. После обследуют дважды в год. Я не хочу дважды в год подтверждать, что мой ребенок здоров.Прежде было достаточно одного раза. Сейчас все придерживаются рекомендации, что действителен только коммерческий Т-СПОТ, а он стоит 6 тысяч. И эту сумму я должна выкладывать дважды в год. Либо вакцинация. Первый приказ директора был незаконен, его отменили вторым незаконным приказом.Сначала она требовала справку от фтизиатра. Я справку от фтизиатра не предоставила, было только заключение медицинской городской комиссии на основании теста. Что касается формы обучения, то ребенка просто принудительно высадили домой. Я не хочу от них компенсации. А так как нам в дальнейшем предстоит учиться в этой школе, я хочу, чтобы директор на следующий год не заявила нам то же самое. Надо один раз во всем разобраться и определиться. 5 апреля у школы на руках был тест, 17 апреля нас выдворили из школы. Не можете в тесте разобраться сами, медсестра может обратиться к вышестоящему руководству в детскую поликлинику, в медкомиссию. Без заключения комиссии о заболевании ребенка туберкулезом, незаконно лишать его возможности посещать школу, как незаконен без моего согласия перевод на семейную форму обучения. Это нарушение прав ребенка. Я защищаю его права.