4520
6
0

Главный совет — совета нет


Предприниматель Константин Дрыгин — о грядущем кризисе, мерах поддержки бизнеса и человеческих отношениях


 

Константин Дрыгин — известный в Первоуральске предприниматель. Под его руководством — сеть строительных магазинов, магазины парфюмерии и бытовой химии, так называемая сфера гостеприимства — база отдыха, кофейни, кулинария и кафе. Также бизнесмен занимается сдачей помещений в аренду. 

— Из всех ваших направлений бизнеса какое пострадало больше всего?

— Безусловно, сейчас наиболее пострадавшая у меня сфера — сфера гостеприимства (база отдыха «Светофор», кафе «Провинция»). Они закрыты полностью, пока у нас есть возможность только торговать навынос — выпечкой, сопутствующей продукцией. Выручки должно хватить на коммуналку и зарплаты. Этот бизнес не закредитован. Поэтому да, мы уйдем в минус конечно, но думаю, восстановимся. Главное — не аккумулировать большой убыток. 

— То есть, сейчас особого внимания это направление не требует? А какое требует?

— Больше всего людей работает в сети магазинов «Сом». Мы искали способ работать, пытались трактовать указ губернатора так, чтобы мы могли работать, изменили ассортимент. Большую работу проделали юристы, чтобы была возможность торговать. Проверки были постоянно — полиция, Роспотребнадзор. Составлялись протоколы. Часть из них обжаловалась.  

Посетители идут. И это связано не только с ранней весной и, как следствие, более ранним дачным периодом, но и тем, что у людей сработал механизм: сейчас закроют до конца месяца, ничего не успеем купить. И начали затариваться стройматериалами. На этом фоне пришлось срочно отработать механизм доставки — отшлифовать шероховатости, так сказать. 

— Может, проще было закрыться и переждать?

Нет, не проще. В коллективе очень много людей, каждому из них надо платить зарплату — у всех есть обязательства перед банками, коммунальными  службами, перед семьей.  А от налогов нас тоже никто не освобождал. То есть эти деньги надо где-то взять. Иными словами, если государство говорит, что надо сохранять зарплаты, значит, надо дотировать. Помогать реально, а не как сейчас получается. 

Сложно, конечно, балансировать между тем, чтобы сохранить бизнес, который платит налоги и дает работу, и не допустить распространение коронавируса. Нужен здравый смысл. 

Зачем полностью закрывать, например, шиномонтажки? Работает там, допустим, 10 человек, никто не будет выводить на работу всех 10-х в условиях пониженного спроса. Будут чередовать людей и выводить по 2-3. 

— У вас нет «подушки безопасности»?

— «Подушка», конечно, есть, но она не может обеспечить нормальное благосостояние всего коллектива и бизнеса. Есть кредиты, есть коммунальные платежи, аренда, налоги и т.д. Сейчас сложно накопить эту самую «подушку». Потому, что деньги в бизнесе постоянно работают.

Если бы у меня были свободные средства, я бы уменьшил займы и облегчил процентные выплаты. Нельзя стоять на месте — прибыль тратится на то, чтобы развиваться, развиваться и еще раз развиваться. Большая закредитованность бизнеса сейчас. Нельзя просто взять и остановиться. 

— У вас есть кредиты, оформленные на бизнес? Пытались договориться с банками?

— Есть, и достаточно много на очень приличные суммы. Вы говорите о кредитных каникулах? Боюсь, так доступно и заманчиво они выглядят только с экранов телевизор. Это заявления для электората.

 Я как коммерсант всегда знал, что с государством игры они такие, на тонкой грани. Что касается моего опыта, то для моей отрасли это не каникулы, а … профанация. Большая часть моих кредитов в «Промсвязьбанке». Банк с госучастием. Все антикризисные программы они поддерживают. Смысл этих программ сводится к тому, что тело кредита вы можете не платить, а вот проценты к уплате обязательны. 

Допустим, по всем кредитам в месяц я должен заплатить 2 млн. процентов. Банк говорит — окей, не плати тело кредита сейчас, заплати проценты. А в следующем? В следующем я заплачу проценты, тело кредита, умноженное на два. Отмечу, что и процентов я заплачу больше, ведь тело-то я не платил целый месяц. 

Такого кризиса мы еще не переживали. Как мы из него выйдем? Не знаю. Но мне кажется будет очень неприятная история. Сейчас предприниматели должны показать, что они предприниматели — и перестать ждать поддержки оттуда, откуда она еще никогда не приходила.

 Так что главный совет на сегодня, к сожалению, такой — совета нет. 

— У вас есть арендные отношения — и как у арендодателя, и как у арендатора. Скажите, как арендодатель вы идете на уступки? Как с вами поступают те, у кого вы снимаете помещения?

— Конечно, мы общаемся с арендаторами. Каждый вопрос индивидуален. Если я вижу, что ребята закрылись наглухо — то предлагаю заплатить коммуналку и на этом успокоиться до лучших времен. Те, кто хоть как-то работает и хоть что-то зарабатывает, рассматриваем вопрос посильной платы. Ну а те, кто может работать, те и вопросов не задают. 

Что касается моих отношений с арендаторами, то они очень разнообразны. Все на самом деле зависит от человека. Есть те, которые искренне сочувствуют, предлагают варианты, идут на уступки, а есть и те, которые просто говорят — съезжайте. Хотя в нынешней ситуации раскидываться постоянными клиентами, конечно, не стоит. Найдутся ли потом желающие что-то арендовать в свете грядущего кризиса?

— Есть у вас какой-то антикризисный план после того, как ограничения будут сняты? Как будете восстанавливать просевшие сферы?

— Мы будем действовать по обстоятельствам. Плана как такового нет.

— Если бы вам удалось задать вопрос президенту — как, например, Анастасии Татуловой—  что бы вы попросили? 

— Неожиданно. Наверное, реальных каникул — по налогам и кредитам. 

— А если бы вы были президентом, как бы действовали?

— (Смеется). Сложно рассуждать в этой ситуации, потому что всей информации у нас нет. Нет полной картинки. 


Фото Дмитрия Дегтяря