18+
19 октября 2016, среда 16:24
533
18
0

Это же Диор, я не смогу его подделать!


 Почему на первоуральского сотрудника полиции Антонину Сергееву точат зуб именитые дизайнеры


 Мы часто пишем о людях — политиках, музыкантах, писателях, художниках. Все наши герои — люди уникальные, замечательные, достойные. Все они производят то, что профдеформированные журналисты называют «информационным поводом»: побеждают на конкурсах, устраивают концерты, меняют политический строй. На минуточку нам стало скучно — писать об одних и тех же людях, которые на слуху. Мы остановились и подумали: вот девушка — днем она делает маникюр, а вечером ставит ирокез, вот продавец в хлебном магазине — днем торгует плюшками, а вечером вяжет забавных зверят. Наш новый эксперимент, который, надеемся, отыщет отклик у читателей — проект «Естественные люди». Это для нас — это про нас


— Она из ничего сделает хоть что! — с этими словами пресс-секретарь первоуральского ОМВД подводит нас к приветливой красивой молодой женщине в форме. Это Тонечка. Нет, не так. Капитан внутренней службы Сергеева Антонина Сергеевна. Хорошо звучит. Шутит, мол, удачно вышла замуж. У специалиста по работе с личным составом законный обеденный перерыв, который мы не совсем законно у нее отбираем, чтобы выведать секреты сумочек «от Шанель», туфель от « Дольче и Габбана» и украшений «от Диор» с приставкой «по-сергеевски».

У нас целый час времени, приятная расслабляющая атмосфера комнаты психологической разгрузки и красивые, с переливами стекляруса истории. Антонина просит минутку времени. Теперь ее не узнать. Вместо формы, которая очень ей идет, элегантный наряд. Улыбается. Раскладывает на столике свои «богатства».

Эта работа у меня сделана в технике декупаж. В основном, меня просят близкие, знакомые что-то преобразить. К примеру, вещь устарела или чуть подпортилась, или цвет не тот. Как эти часы. Они были подарены не с тем принтом, который вписывается в интерьер. Я взяла обычные салфетки — пять видов, цифры вырезала, раму из шнура сейчас сделаю и покрою медной краской. И будет, что надо!

Доделать работу, которую Антонина с легкостью ваяет за полчаса, мы ей, конечно, не даем. Руки тянутся к разноцветному летнему браслету. Что это на нем? Никак желуди? Еще и настоящие?

Это я скопировала с турецких дизайнеров. Сейчас такие украшения можно увидеть знаменитостях, идущих по красной дорожке. Только у них желуди — ювелирные, из каменьев и драгоценных металлов, а у меня настоящие, уральские. Я максимально приблизилась к идее, только у меня краски медные и золотые и стеклярусы, дающие блеск, — Антонина охотно прикладывает украшения к себе.

Идея копировать дизайнерские вещи появилась сама собой. Все просто — огромное желание украшать себя и знакомых и недостаток средств на предметы роскоши объединились, и мастерица начала воплощать задумки в жизнь. Вот захотела внести в свой гадероб нотку изысканной элегантности и за час сшила сумочку в стиле Коко Шанель из...голенища сапога. Вот, даже замочек родной вписался. Больше всего пришлось потрудиться над бабочкой. Кстати, это и есть ручка клатча.

У меня самой нет таких брендовых вещей, и не столько их хочется, сколько освоить техники. Понять, как это другие делают, умение приобрести. Это же тоже люди делают, не машины. Когда определенного результата достигаю, и мне он нравится, понимаю, что вот та планка, которая радует. Но могу и распустить. Бывало такое. Знакомые сокрушались — зачем! А если мне не нравится?

Не с первого раза поддалось Антонине и украшение в необычной технике. Казалось бы, перед нами колье из цветного стекла. А оно из цветной...пластиковой бутылки. Вот он, «Ленор» в деле!

Эту технику я изучала года полтора. Мне было интересно, как пластик можно использовать эстетически, не просто, как мусор и засоритель его рассматривать. Как он может работать на женщину. Это первое мое украшение. А еще я делала заколку из пластиковой бутылки. Смотрится, как витражное стекло. Я их и в оформлении подарков использовала. Кольца можно делать, украшения для фоторамок.

Антонина достает карандаш и листочек и начинает рисовать макет заготовки.

Вот так вот для большого цветочка заготовки вырезаются. И потом над свечой обрабатываются. Сначала они закручиваются так, как они хотят, и очень трудно их заставить крутиться так, как я хочу.

Но Антонина Сергеевна не была бы полицейским, если бы не имела упорный, целеустремленный характер. Теперь лепестки смотрят в нужную сторону, а украшения максимально копируют дизайнерские изделия. Только стоимость оригинала варьируется от 1000 долларов.

А у вас?

У меня? 20 рублей и плюс к этому — стеклярусы 300, цепочка, проволока. В зависимости от «начинки» от 500 до 1000 рублей выходит!

Те украшения, которые не успевает подарить, Антонина носит сама. Естественно, за пределами работы, слишком они яркие и воздушные.

Люблю яркие краски, да. Не люблю серый, не могу воспринимать металлический цвет. Мне обязательно надо внести в эту гамму что-то.

Вопрос о форме и работе в органах вылетает сам собой.

Но здесь же все четко регламентировано. Нет ярких красок и мало радостных эмоций. Как вас «угораздило»?!

Улыбается. Рассказывает и мгновенно перевоплощается в полицейского Антонину Сергееву. Видно, что работу свою очень любит. Иначе не выдержала бы 10-ти лет, ушла шить дизайнерскую одежду и брендовые вещи.

— Это мечта детства. Силовые структуры привлекали, хотелось попасть в армию, узнать как люди ходят по плацу, живут по уставу. Зачем мне это надо было, не знаю. Но это было интересно еще в школе. Когда я училась на социального педагога, мы изучали направление — реабилитацию. Хотелось своими глазами увидеть, как содержат людей в тюрьмах. Здесь мне сразу все показали.

Работая в центре помощи семье и детям в Екатеринбурге, Антонина, по сути, уже была внештатным сотрудником органов, инспектор без погонов — ходила вместе с представителями ПДН в рейды по неблагополучным семьям. Потом переехала в Первоуральск и очень удачно зашла в местное отделение милиции. Ее взяли сразу. Сразу же надела форму.

Какая женщина просто так носит форму? Это уже состояние души. Форма — это красиво. Ты уже представитель власти. Статус, сразу офицер, всё, не можешь себе позволить лишнего. А потом надеваешь каблучки и юбочку — и ты уже девочка, уже другой взгляд. Почувствуйте разницу, есть такой момент! Здесь же тоже есть особенные дни, праздники. 


 — Определенным образом, до сих пор осталась эта романтика в службе. Почему-то мне иногда нравится подъем по тревоге, — Антонина улыбается и по-детски морщит нос.— Может, что-то необычное в этом есть. Мне нравится динамика, перемены. Я не могу жить в одном состоянии, меня это напрягает. Здесь работа с людьми. Обмен энергией.

Обмен энергией, знанием, опытом. Вся служба сотрудника проходит на глазах у специалистов по работе с личным составом. Они, как заботливые кураторы, помогут, подскажут, покажут, даже по душам поговорят и предложат лучший вариант развития событий.

Работа у людей здесь очень сложная, напряженная, надо иногда помочь просто выдохнуть, выслушать, ну и помочь правильно оформить все необходимые документы.

Антонина говорит, с самого детства знала, что будет работать за своим собственным столом. Иначе себя не и видела. Вот только своего рукодельного стола у нее так до сих пор и нет. Четыре года делит место «под солнцем» с дочкой.

Не могу пока создать то, что мне нужно. Все надо разложить так, чтобы это никого из домашних не напрягало, выписывалось, и не было бардака. У меня дом в стиле "минимализм", и хочется это состояние поддержать. Квартира в черно-белых тонах. Я очень люблю эту гамму. И еще — горький шоколад. Это пространство, свобода, и дышится легче.

Казалось бы, сотканная из одних противоречий, она создает удивительное ощущение гармонии. Говорит, секрет как раз в постоянной смене деятельности и в занятии любимым делом, на которое время приходится просто выкраивать. У Сергеевых очень понимающие дети. Знают, когда маме нужно дать час тишины и покоя, чтобы она «поколдовала» над очередным украшением. Вот, к примеру, таким, из сутажной нити, жемчуга и хрусталя. Это серьги, довольно легкие. 

Это пробный вариант. Тоже подсмотрела идею у известных дизайнеров. Могу показать, как они смотрится, — Антонина моментально вдевает серьгу в ухо. — Выглядят интересно. Шила их для себя под бирюзовое платье.

Для себя Антонина творит редко. Так получается, что все сделанное разлетается по друзьям и знакомым. Многие, прознав о способности женщины воплощать необычные идеи, подкидывают непростые задачки.

За неделю до выпускного балла девочка попросила сделать ей ободок с серьгами и выслала фото. Когда я увидела, ахнула: «Это же Диор, я не смогу его подделать!». Подделывать не надо, говорит, просто сделай копию, чтобы я была вау! Я две ночи расшивала его до 4-х утра. В шесть подъем и на работу. Из обычного детского ободка с ягодками сделала авторскую вещь. Серебряные лепесточки, стеклярус, бисер, стразы. Очень кропотливая работа. Но получаешь такое удовлетворение!

Постепенно Антонина занялась «брендированием» коллег. Возможно, на каком-нибудь праздничном мероприятии мы и увидим полицейских от Гуччи!

Кому-то жалко выбросить любимую обувь. Недавно случай на работе был. У коллеги удобные, хорошие туфли, просто носики подносились. Я подсмотрела у Кристиана Диора, а, нет, у Дольче и Габбана. Они туфли обрабатывают кружевом, сверху делают массивную брошь на носик. И получаются авторские туфли от 3000 тысяч долларов. Кто понимает, и если это сделано качественно — это стоит того.

Антонина вспоминает, что долгое время не расставалась с любимой куклой. Но она с ней не играла, скорее, наряжала и украшала.

Уже в 9-м классе мама говорит: «Ты либо уже на дискотеки ходи, либо в куклы уже играй. Определись». И бальные наряды я на нее шила, и современные, и сапоги, и сумочку, и шапку. А сегодня мне нравится не только себя украшать, но и друзей более счастливыми делать. Если кто хочет авторское украшение, уже знают к кому идти, ну, близкие точно!

У нее нет художественного образования и дизайнерских корочек. Говорит, хочется, конечно. Но, подрастают дети, и главный приоритет — им. Сама она довольствуется информацией из сети интернет, но втайне мечтает о каких-нибудь курсах.

Мне много удовольствия доставляет отдача, когда видишь, что человеку вещь «легла», ты отгадала его настроение. Это дорогого стоит. Финансовая сторона меня на сегодняшний момент меньше всего интересует, потому что это развитие, определенный толчок, стимул. Хочется выглядеть более ярко, победить серость и обыденность.

Финансовая сторона поначалу занимала супруга, который не понимал, зачем и на что тратить немалые деньги. Потом пришел к выводу, что это менее «обременительное» хобби, чем шоппинг. Но ходить по «своим» магазинам Тоня предпочитает в одиночестве, без спешки. Все подряд не скупает, подходит к творчеству с трезвой головой, что у мастериц случается нечасто. Может взять и что-то про запас, если понимает, что точно пригодится. Ей нужна свобода выбора.

Кто-то любит только все новое, а мне нравится преобразить старую вещь в новую. Если делать то «от» и «до». Чтобы имело вид руки дизайнера, а, если так не получается, то я его в свет никогда не выдам.

Антонине скучно заниматься каким-то одним направлением. Она изучает разные.

Кто-то в одной области профи, а я постоянно «распыляюсь». Но я не могу делать одно и то же. Не могу носить одну и ту же одежду. Хотя бы аксессуар должен быть другой. Мне нужно постоянное обновление. Поэтому, наверное, я оформляю подарки и открытки всем друзьям.

Кстати, с открытки и дочкиного ободка когда-то все и началось. Скрапбукингом это тогда нельзя было назвать, но открытка получилась вполне симпатичной. А,главное, в отличие от магазинской, стоила 60, а не 240 рублей. Теперь за Антониной оформление подарков на свадьбы, дни рождения, декорирование коробок. 

В этом году в августе был у меня отпуск. Приехала в гости к сестре, она работает в школе. Говорю, пошли в кабинет. Взяла с собой пистолет клеевой, взяла бусинки, попросила ее взять старые джинсы. В классе задекорировали старое зеркало, преобразили цветочные горшки, ракушками украсили шесть стеклянных бутылок в разных стилях. В художественном классе получились наглядные макеты. Обычную синюю плитку у раковины декупажем расцветили. И все это можно мыть!

Дома у Антонины только чугунная батарея в комнате у детей «поделана», она ей показалась скучной. И сезальная нить внутри секций продета — кошке когти точить. Зато много всяких приспособлений, о которых мастерица говорит с придыханием, словно о редких драгоценностях.

У меня есть свои плоскогубцы, круглогубцы, кусачки, пинцет, шило. Очень хочу свою наковаленку, чтобы работать с проволокой. Сейчас очень модны витые изделия из состаренной проволоки. Я уже посмотрела, что нужен нашатырный спирт. Браслеты, воротнички, заколки, шпильки — все можно делать.

В планах у Антонины сделать 3D-украшение. Опять же, у модных дизайнеров подсмотрела тенденцию — украшать себя геометрическими формами. Этим Тоня займется сразу, как только изготовит добрую сотню подарков для друзей и близких на Новый год.


 

Фото Сергея Макарова и из личного архива Антонины Сергеевой