712
9
0

Это было тяжело, больно и как-то обидно


Первоуралец Александр Макаров вспоминает о событиях в больнице в Буденновске


 

Александр Макаров


 

На встречу мастер Александр Макаров пришел в рабочей одежде. Разговор предстоит непростой. Вспоминать страшные моменты жизни всегда волнительно и не всегда хочется. В июне 1995-го солдат-срочник Макаров оказался среди тех, кто стоял в охранении, когда боевики Басаева захватили больницу в Буденновске. Те события отпечатались в памяти, словно всполохи взрывов — яркие и короткие. Александру было 18. Первый год в армии, служба связистом под Астраханью.

— Нас по тревоге подняли 14 июня, и мы на двух вертушках полетели в Будённовск. Приземлились за городом, ближе к вечеру. Нас, связистов, человек 20 было, распределили всех, кто куда. Я попал к сборному отряду милиции. Нам сказали, что террористы захватили полностью город. Будённовск город небольшой, меньше Первоуральска. Нам сказали, что милиции уже в городе нет, что много погибло милиционеров, —  вспоминает Александр.

Поначалу солдаты всерьёз эту информацию не восприняли — настолько нереальной она казалось. Все изменилось, когда отряд передислоцировался  к захваченной бандитами больнице. Пришлось приспосабливаться к новой, кровавой реальности.  Выстрелы, крики, стоны раненых. Раненые. Очень много раненых. Это сильно врезалось в память.

Одному из милиционеров, который находился рядом с Александром, при обстреле полностью разорвало коленную чашечку. Но самое страшное было видеть в оконных проемах измученных, испуганных женщин. Их боевики выставили в окна, чтобы обезопасить себя.

— Какие они мужчины, если прикрываются женщинами? Тут же стреляют из окошка по нам, и тут же выставляют в окно женщину. Мы старались по стенам стрелять. А боевики все или обкуренные, или под другой наркотой были, пьяных я там не видел. Местные рвались туда, у многих были охотничьи ружья. Особенно казаки рвались к больнице, хотели помочь. Но мы не пускали их туда. Нельзя было. У многих были жены там, кто- то рожал. Там из окрестных станиц и роженицы, и дети были.  Все кричали. Это ведь не в бою крики, а крики заложников. Все захваченные кричат «Помогите! Помогите!»…  А ты ничего не можешь сделать. Очень сложно это…

От воспоминаний начинают захлестывать эмоции. И множество вопросов. Основной – как это могло случиться?  Каким образом Басаев с отрядом смог спокойно добраться из Чечни до Ставрополья?  На эти вопросы и по сей день нет четких ответов. Только множество версий, которые, при желании, можно найти в открытых источниках.

Кратко хронология событий такова:

После распада СССР  в 1991 году на территории самопровозглашенной  Чеченской Республики Ичкерия появляются многочисленные банды. Их цель – отделение Ичкерии и создание нового исламского государства с шариатской формой правления.

В декабре 1994 года федеральные силы начинают операцию по разоружению незаконных вооруженных бандформирований.

В ночь на 14 июня 1995 года более 160 боевиков  Шамиля Басаева (ликвидирован в 2006г.) выдвигаются в Ставропольский край.  Едут колонной. Несколько КАМАЗов и ВАЗ-2106, переоборудованный  под милицейский. На въезде в Будённовск бандитов останавливают патрульные,  их расстреливают. Боевики захватывают здание РОВД, несколько административных зданий. Двигаются  в направлении 2-й Ставропольской краевой больницы, по пути берут пленных, а тех, кто сопротивляется   – убивают.

На момент нападения в больнице находится 450 человек медперсонала и 650 больных. Всего, вместе с жителями, которых пригнали в больницу, в заложниках оказались более 1500 человек.  

Боевики предъявляют ультиматум российским властям: «Прекратить боевые действия в Чечне и вывести федеральные войска. В противном случае заложники, находящиеся в больнице, будут уничтожены».

Кошмар длится с 14-го по 19-е июня. В эти дни погибают 129 человек: заложники, милиционеры, военнослужащие. Более 400 ранены. В результате власти договариваются с боевиками. Дают им уйти.

 

— Конец хорошо помню, когда они уезжали. Когда они пешком шли до машин, то вперед пустили беременных женщин и женщин с детьми. А мы по сторонам стояли. Коридор открыли им и стояли. Кричали они постоянно: «Мы уже в России у вас! Дойдем до Волгограда! Всех перережем, перестреляем!». 

 

Все это было тяжело, больно и как-то обидно —  признается Александр Макаров. После Буденновска солдат вначале вернулся в себе в часть, затем служил на Северном Кавказе, а на дембель пошел уже с Камчатки.

По возвращению в родной Билимбай сразу же устроился работать в котельную (сейчас это одно из подразделений СТК), где и трудится  22 года. Вначале слесарем, теперь мастером. В зоне ответственности  четыре котельных, две из них считаются особо опасными.  Ни к ответственности, ни к опасности Александру не привыкать. Этому научила служба в армии.

О событиях в Будённовске Александр вспоминает редко.

— Хочу пожелать, чтобы больше такого не повторилось, — ставит точку в разговоре Александр. И отправляется на объект — работать.


 

Фото Дмитрия Дегтяря