1053
2
0

Что в черном ящике?


Авторская колонка кардиолога Вадима Кучумова


 

— Легкие дышат, сердце стучит.

—А голова?

—А голова предмет темный и исследованию не подлежит… (Л.Броневой «Формула любви»)


 

 

 

Есть дни, когда врачи, конечно, наготове (потому что они всегда наготове), но степень   их готовности и бдительность немного снижена. И если кто-то подумал, что этот день 31 декабря, то он ошибается.

К слову: 31 декабря вспомнился случай, когда за несколько часов  до нового 1997 года Быка  анестезиолог и хирург, наряженные Кощеем  Бессмертным (?) и коровой с выменем в виде наполненной водой хирургической перчатки,  не стали тратить время на переодевание  в униформу и  отправились  осматривать больного в приемный покой. Пациент, увидев воочию  «консультантов», склонившихся над ним,  вначале долго-долго тер  глаза, а потом  вдруг резко выздоровел и быстренько убежал домой.

Так вот, самый проблемный день  — это последний рабочий день уходящего года.  Доктора, утомленные тяжелым годом (а затем и корпоративом ), доделывают последние дела и помнят, что предпраздничный день еще и укороченный!

Однажды, в  этот самый день 29 декабря 20-какого-то года, когда разноцветными огнями переливалась елка в отделении, а дежурные медсестры надели красные колпачки,  с утра «позвонил» приемный покой и радостно сообщил, что к ним  пожаловала доктор Н. с головокружением из-за шейного остеохондроза!

На мой вопрос врачу  «приемника» — почему к нам, а не в неврологию, например, — последовал ответ в виде изрядной порции лести по поводу работоспособности отделения и слов «жалко вам что ли, прокапайте ей сосудистые препараты».

Есть две категории пациентов, которые если материализуются  в приемном покое, то  всегда держи ухо востро. Первая — это упертые уральские мужики (шайтане).  И,  если они не на аркане бдительной жены, а обратились в больницу сами, то все действительно плохо и надо искать настоящую болезнь.  Вторая категория — это врачи, которые поступают в вышеописанный предновогодний день «Н», либо в новогодние каникулы, прекрасно понимающие все особенности «национальной рыбалки».   

Доктор Н. не была ни терапевтом, ни кардиологом , но диагноз себе с порога поставила: из-за шейного остеохондроза «защемило артерию»,поэтому она  не может ровно стоять, сильно кружится голова и тошнит. Короче, «Синдром-позвоночной- артерии-прокапайте-мне-кавинтон-я –его-купила-и-с-собой-привезла».

Пациентку мы осмотрели и начали обсуждать с очень опытным врачом Оксаной Викторовной, которая считает, что главный рабочий орган доктора — это голова.

Итак, вопрос: что в черном ящике? Минута обсуждения пошла!

Я: Оксана, они говорят, что это остеохондроз шейного отдела и синдром позвоночной артерии. Остеохондроз есть почти у всех, и ни один врач не приедет просто так в приемник в последний рабочий день года.

Оксана: Cогласна — шейный остеохондроз не тот повод, чтобы  приезжать 29 декабря.

Я: Пациентка рассказывает, что проблемы с головокружением возникали в течение нескольких месяцев, а сегодня просто все резко ухудшилось. Заболела она явно не сегодня.

Оксана: Прежде чем капать кавинтон, надо вообще-то определиться с диагнозом, тем более впереди 10 дней праздников, за это время можно не только выздороветь от остеохондроза, но и умереть непонятно от чего.

Я: В принципе,  это ведь может быть и микроинсульт.  Сама ведь понимаешь, голова — это дело темное.

Оксана: Я думаю, надо попытаться кроме шейного отдела позвоночника, которого все вокруг считают главным виновником плохого самочувствия,  исследовать сосуды шеи.

Я: Давай пока МРТ-шники не ушли домой, сделаем МРТ  шейного отдела позвоночника — грыжи межпозвонковые надо исключить …

Оксана: И «для кучи» — МРТ головного мозга надо сделать. Не дай бог, «объемный» процесс найдем. Помнишь, как у молодого человека два года назад? Тогда многие предполагали, что он заваливается от симуляции, а оказалась опухоль.

В итоге решили сделать УЗИ сосудов шеи, питающих головной мозг, УЗИ сердца для исключения препятствия току крови из сердца, МРТ шейного отдела позвоночника и МРТ головного мозга.  Все исследования были сделаны менее чем за два часа. Шейный остеохондроз мы, конечно, нашли, как без него в 55 лет! Но все померкло перед данными МРТ — опухоль головного мозга, сдавливающая мозжечок.

Диагноз мы поставили, но что дальше? Вылечить ведь сами не можем,тем более заботливо запасенным заранее кавинтоном. Кинулись искать контакты в областном  онкоцентре. Минуты последнего предпраздничного дня уходят с катастрофической быстротой.

Рекорды бывают не только у Усэйна Болта и Елены Исинбаевой.

Это был абсолютный рекорд на моей памяти, когда от момента обращения пациентки к врачам до момента постановки диагноза и очной консультации специалистами областного онкоцентра прошло всего 4 часа.  

В областном онкоцентре наш диагноз  полностью подтвердили. Операция назначена на 18 января. Переживаем за пациентку все вместе.