806
15
0

Что бы мы ни навертели, все имеет место быть!


Где первоуральский театр «Вариант» нашел продолжение нашумевших «Сказаний»


 

После того, как муниципальный театр драмы «Вариант» стал участником проекта "Театры малых городов" и презентовал «Сказания о земле Уральской», предложения выступить на различных площадках города, за городом и в других городах посыпались, как из рога изобилия. Как оказалось, это только начало большой истории, состоящей, как минимум из четырех частей. За одной из них пришлось отправиться в мистический, манящий и загадочный Дидинский тоннель. А то, что в этом году сооружению исполняется сто лет, так это просто так случилось. Повезло!

Повезло и нашей команде. По следу труппы мы отправились в один из самых жарких дней. В дождливую погоду на легковушке делать нечего. Дорога живописна и коварна. На развилке остановились. Вот и театральная ГАЗель, доверху забитая костюмами и реквизитом.

—  Ты что, вот так, в платье?!

Обижаете. В тоннеле мы не были, но читали, смотрели и слышали. Внутри осень, весна и в самом сердце – солидный по размерам и толщине ледник. Но это мы узнаем потом. Так что в машине сапоги и "летний" пуховик. Пока ждем «главного», слушаем  впечатлившихся тоннелем актрис. В Дидинском они уже были на «пристрелке», когда нужно было выбрать места съемок.

— Место такое, достаточно мистическое, поэтому все что угодно может из него появиться и в нем исчезнуть. И вот эту историю мы сегодня решили изобразить, – начинает  завораживать Ольга Саввиди.

—С одной стороны, как баня: заходишь — и воздух такой плотный, сжатый, — это уже Татьяна Крылова включается в мистическую беседу, рассказывают на двоих: — а с другой стороны — осень. Первые представления получаем уже здесь, на подъезде к тоннелю. Там в середине лед, и в этом месте охлаждается воздух, превращается в туман, начинает с дикой скоростью нестись. Стали подъезжать к тоннелю, и чувствую, что хочется снова пройти. Для фильма проникнуться атмосферой — самое то!

— И с другой стороны из тоннеля как клубы пара, дыма, тумана. Это аномальная зона. Реально. Он тянет, он дышит. Атмосферка та еще!

Ожидание штурмана становится все более невыносимым. Наконец, выдвигаемся колонной, переживая за груженую ГАЗель. Разогретые солнцем и подогретые любопытством, сжигаем сцепление, отрываем защиту и паркуемся за несколько десятков метров от входа в Дидинский и уже на подступах ощущаем его ледяное дыхание.

Подготовленные артисты-туристы натягивают кофты, достают котелки, поварешки и термосы. Съемочный день начинается с приятного, которое будут совмещать с полезным. Режиссер Леван Допуа собирает всех в сакральный круг. Планерка.

— Работаем на камеру и не на камеру одновременно. Две дислокации. Там нашу четверку героев снимаем. Здесь нужно умудриться организовать лагерь, не работая на камеру. Это один план. Мы еще не бореалы. И не туристы. Мы —  это театр, выехавший в этнографическую экспедицию. Здесь обязательно нужно всех «забрать» в кадр. Дальше начинаем переодеваться в костюмы. Этот процесс тоже снимается. Следующий план уже в костюмах, уже камлание. Дальше снять лица, возникающие в тоннеле. И завершим  все съемкой главной «четверки» со сценой конфликта и выхода из тоннеля.

 

Да уж, напустили киношного туману, раз реального сегодня в природе не наблюдается. Зато отчетливо чувствуется холодное дыхание Дидинского. Вот уже и за полсотню метров в легкой одежде становится зябко.

— Вы заметили, что кровососущих не стало? – замечает худрук театра Юрий Крылов.

Актеры быстро отвечают и в темпе разгружают реквизит. Им, в отличие от главной «четверки», в которую входит Юрий Анатольевич, еще меха натянуть надо. Самое время узнать, что здесь происходит.

— Этот проект состоит из двух частей. Одна федеральная, другая муниципальная. В данный момент вы присутствуете на съемках видеоконтента к спектаклю «Тайна Дидинского тоннеля». 1918 и 2018 годы. 100 лет тоннелю. Все нам в руку идет. Действие на сцене будет подкреплено видео. Это мы сейчас первую сцену снимаем — то, что произошло в тоннеле. Предыстория перед переселением. И я вываливаюсь в 1918 году в таком виде — в джинсах.

В главной четверке, которая является связующим звеном между прошлым и будущим,помимо худрука — Татьяна Крылова, Оксана Крылова и Георгий Бедоев. Им же, как и другим актерам, придется сыграть сразу несколько ролей. Слишком насыщенный и людонаселенный проект. В массовых сценах задействованы и гримеры, и костюмеры, и просто друзья театра. Смелый эксперимент.

—Культура вмещает в себя в основном традиции и обряды, ритуалы, накопленный исторический опыт. А искусство призвано искать какие-то новые формы. Мир меняется, планеты крутятся. Театр призван искать новое. Где искать новое? Наблюдая за историей театров, в общем и целом, мы  в какой-то момент попадаем в ловушку того, что уже все придумано. Разные трактовки одного и того же. В нашем случае мы решили делать первозданную историю, когда есть сама идея, литературная основа и перед этим какой-то научный подход, определенная исследовательская работа, на основе этого уже пишется драматургический материал, назовем его сценарий. Все делаем с нуля. Работают художники, гримеры, мультимедийная группа.

 

Под «Дидинский», как и под «Сказания», пишется своя музыка, шьются свои костюмы. Здесь театралы не экспериментируют, работают с проверенными людьми.

— Музыка Александра Фоминцева из Ирбита. Мы выслали ему сценарий, все время общаемся, он приезжает, чтобы вживую прочувствовать и изнутри себя выдернуть нечто. Нас устраивает его работа. Скорее всего, костюмами  снова займется Анна Жижилкина из Тюмени. То, что она сделала к первым «Сказаниям», имеет определенный успех у всех народов. У нас бесконечные заказы теперь идут, всем хочется!

Драматургом новых исторических проектов выступает опять же известный по "Сказаниям" екатеринбуржец Олег Михайлов. Скромно умалчивает о своих регалиях, да и тайны раскрывать не спешит.

—Нас познакомил Александр  Ряписов, который ставил мою пьесу в Нижнем Новгороде. Прошлым летом на одном из театральных клубов «Вешалка» мы познакомились и тут же решили «замутить». Я несколько раз приезжал в театр, наблюдал за репетициями. До этого с труппой знаком не был, только с главными персонажами. Под них было писать проще, учитывая особенности их характеров. А в целом, сначала пришлось писать очень умозрительно. Потом присмотрелся к актерам, и мне стало интересно поработать с труппой, с этим режиссером, с этим руководством и проектом.

 

Для написания сценария Олег Михайлов вдохновлялся фотографиями и роликами, сделанными местными диггерами. Профессия, говорит, не особо располагает к путешествиям. Тем интереснее сегодня не просто присутствовать на съемочной площадке, но и примерить на себя роль шамана.

— Сложность у меня такая же, как у всего театра – делать то, что раньше не делал. Но просто нечасто такие проекты делают, я бы сказал, крайне редко кто-то осмеливается и отваживается на такие вещи. А во-вторых, актеры мне рассказывали, что когда они зашли первый раз в тоннель, некоторые слова из пьесы просто рождались сами собой. Все оказалось написано, как оно есть в действительности, за исключением каких-то деталей. А из необычного, большинство театров так или иначе в своей  работе занимаются изучением истории, но делают это на таком местном краеведческом уровне. Это неплохо. Но они следуют дорогами, которые были проторены до них очень давно. Не отходят ни на шаг вправо, ни на шаг влево. Только налаженная колея. Академическая какая-то история, утвержденная кем-то. Им не важно, что временами краеведы, даже самые опытные, склонны ошибаться. А у театра это не ошибки, это творческий поиск. И, что бы мы ни сделали в этих спектаклях, ни навертели, все будет иметь место быть. Иногда, бывает, актеры сыграют, а потом оказывается, что так на самом деле и было. Если бы я знал географию этого тоннеля, возможно, некоторые вещи рождались бы по-другому. Но будет возможность что-то поменять. В конце концов, театр — это дело живое, и поменять никогда не поздно.

— Я не могу открывать всех тайн, но это удивительные, фантастические и, я даже скажу, мистические приключения. Дидинский  тоннель как отправная точка, как место, которое может отправить человека туда, куда он даже не мечтал в страшных фантазиях попасть. И вернуться можно тоже только через него. Но если ты попал в то время и место, когда тоннель еще не был построен, то задача несколько усложняется.

Сплошные мистические аномалии! Стоит, пожалуй, вместо ценза «12+», написать «особо впечатлительным вход только с фонариком»! Кстати, без этого предмета в тоннель лучше не соваться. Темно, скользко, еще и мыши летучие «обрадовать» могут. В этом году, к сожалению, не попадались. Но людям своего ремесла и без них впечатлений хватило.

— По сути, мы постоянно живем в этой мистике. Каждый день происходят события. Как себя настроишь, так и будет. Если настроишь на аномалию, так и будет, — мистично-практично произносит Юрий Крылов. — Но, если ты пройдешь тоннель, ты будешь видеть то, чего не видел еще вчера. В проекте люди настолько погружаются в тему, что уже после спектакля видят мир другим. Я прошел тоннель. Ощущения непередаваемые. Второй раз приезжаем, и он абсолютно другой. У него своя жизнь.

 

Актеры пытаются встроиться в жизнь Дидинского. Оксана Крылова торжественно достает гигантские песочные часы. Время пошло.  Мы тоже пошли, чтобы увидеть изнанку. Леван Допуа настоятельно советует это сделать, чтобы получить исключительно свои впечатления.

— Мы уже не можем быть объективными. Мы все в материале. Задумка – это у нас коллективное творчество. Не спонтанная идея, она вынашивалась давно. Это крайнее время пребывания Колчака в Екатеринбурге. Это тоннель, который был достроен при нем, и по воле судеб он через этот же тоннель уходил в Омск. Снимаем историю и наши дни. Это даже не туристы в кадре будут, это реально театр «Вариант», который работает над проектом. Здесь же появятся уже знакомые первоуральцам бореалы. И это только продолжение большой серии сказаний. Еще много задумок и проектов. Просто мы берем рэперные точки. Вот в этой части будет затронута такая тема:почему именно такой размер ж/д колеи был выбран в России. Хотя нам навязывался размер европейский. И, если бы это произошло, то неизвестно, была бы вообще Россия. Кстати, это была вполне действующая ветка вплоть до 1996 года. И вы могли здесь проезжать. Мы в эту таинственную историю Дидинского тоннеля еще своих тайн нагнали.

Мы гоним за тайнами вглубь тоннеля. Три ледника, один основательный с опасными тонкими кромками. Неловкий шаг – и можно неплохо навернуться. Зияющие глазницы вентиляционных шахт, падающие с потолка капли, совершенно ниоткуда, из кромешной темноты возникающие звуки. И свет в конце тоннеля. И ледяная вода, подступающая к щиколоткам, когда до выхода уже рукой подать. Значит, в следующий раз, когда в гардеробе появятся болотники. И тоннель тогда будет совершенно другим. И встречу с летучими черными мышами, наверняка, организует. Возвращаемся обратно, чуть не став частью инсценировки. Хорошее «выпадение» в бореальный период!

Коллега увлеченно фотографирует, отыскивая свои реперные точки. Свободные от прямых обязанностей театралы варят в котелке ароматную гречку с мясом, Ольга Саввиди достает из загашника пирожки с начинкой «ум отъешь». Идет седьмой час съемок. А результат титаническо-мистических усилий мы увидим в сентябре.

— Это отличный репетиционный момент перед отпуском. Уходим уже с готовым в этюдном варианте проектом. Вернемся, будем собирать все вместе с контентом. Думаю, все действо займет час-полтора.

И это только часть второй части. Одна история на два спектакля: «Тайна Дидинского тоннеля» и «Русская колея» об изобретении Черепановыми паровоза, о первой железной дороге. Первоуральского зрителя ждет много ярких открытий. А нас с коллегой ждет дорога домой.

— Неужели я здесь ехал? — Не перестает удивляться коллега. — Как я тут подвеску не оставил?

Как, как? Вполне себе аномально!


 

Фото Сергея Макарова