874
11
0

«Бытовой убийца» Веня, козел Яша и беспокойные носухи


Информация о плачевном состоянии животных в первоуральском зоопарке не подтвердилась


В редакцию поступила информация, что животные в первоуральском зоопарке на в лучшем состоянии. Мы прогулялись с ветеринаром и посмотрели, что происходит с ними: не во всех вольерах кто-то есть. Но ветеринар Екатерина Скорынина говорит, что это даже хорошо. 

 

Екатерина Скорынина, ветеринар


 

О, Веня. Ну здравствуй, бытовой убийца. Не люблю его, а такие обычно долго живут. 

Первый, кого видишь в зоопарке — это страус. У Екатерины Скорыниной к нему особое отношение: ветеринар пыталась вылечить самочку Феню, которую он заклевал во время брачных игр. Об этой истории мы уже писали подробно. Теперь Веня живет один. 

Ну, и кому от этого лучше стало? — спрашивает Екатерина, глядя на Веню. По пути отмечает, что страус неплохо выглядит. Правда, из теплого домика на снег он не выходит, продолжая методично клевать порог домика. Наверное, от одиночества. 

У забора лает собака — они живет в будке, видимо, местная охранница. 

О, это моя пациентка. Не помню, как ее зовут, но помню, что она большой молодец. Крепкая. Попала сюда из какой-то неблагополучной ситуации. У нее болят суставы, есть проблемы с обменом веществ. Но ее здесь любят и о ней заботятся. Видимо, работает вахтером.

Дальше по пути — большой вольер с верблюдами. Странно и необычно наблюдать, как два «корабля пустыни» сидят на снегу. Один зачем-то старается объесть деревянный домик. Около верблюдов бегает черно-белый козел. 

Да у них тут неплохо, — ветеринар отмечает аммиачный запах мочи, но при такой территории и габаритах животного нормально, говорит Екатерина. Она наблюдала верблюдов как пациентов — говорит, с ними проблем не было. 

А где же Яша? Мы с ним столько пережили, — ветеринар вспоминает про белого козла не первой молодости, которого лечила. У него был демодекоз — на коже поселился клещ-паразит, несчастный козел постоянно чесался. — Мы пришли брать анализы — соскоб кожи, это неприятно. Козел сначала вертелся под ногами, пытался просить, чтобы его погладили, а потом, когда понял, что неприятно будет, решил спрятаться. Он выбежал и стал за верблюдов, которые спали. И вот он боком-боком — и верблюдов разбудил. И я испугалась — стою, глажу этого козла, а надо мной тут огромная тень нависает. 

В соседнем вольере вполне себе прекрасный фазан — оперение яркое, ходит птица гордо. Даже пытается что-то попросить. Екатерина даже решает сделать фото. В это время раздается вой. 

— Это что, волки воют? 

— Да. Но они не воют, а поют, — объясняет ветеринар. Я вспоминаю облезлых зверей, которые жили тут, наверное, в 2015 году. Шерсть сыпалась, волки чесались. Екатерина говорит, что тоже их лечила от демодекоза. Клещи-демодексы есть в любом организме, но если начинаются проблемы с иммунитетом, то они активизируются. Вольер с волками еще впереди. 

Пока по пути — две огромные пустые клетки. В них должны жить медведи. 

О, это очень хорошо, — продолжает ветеринар. — Значит, медведи легли спать. Это предмет гордости любого зоопарка — когда животные живут практически по тому же режиму, что и в природе. Чтобы медведи впали в спячку, нужно их определенным образом кормить, чтобы они накопили жир и полезные вещества. Я не крупный специалист, но у зоопарка есть специальная программа кормления, рассчитанная по месяцам. Я помню моменты, когда бедные медведи никак не ложились и ходили мучались. 

Волки продолжают выть, а к вольеру подходит марал по кличке Гарик. Чистый, ухоженный, спокойный. В вольере прибрано. Гарик позирует в анфас и профиль — для фото. Екатерина говорит, что во время гона «он вопит как Иерихонская труба». После нас подходит компания молодых людей — и Гарик издает жутко громкие звуки. Видимо, мы ему не настолько понравились. 

Дальше идут клетки с лисами. Екатерина говорит, что они весной, во время линьки теряют вес. Сейчас у животных все в порядке. 

Какие красавицы, — Екатерина восхищенно смотрит на лис. Три лисицы лежат на крыше домика в вольере. — посмотрите на шубку, волосок к волосинке. Животные спокойные: не чешутся, не мечутся. Значит, они здоровы и жизнь их вполне все устраивает. 

Марал Гарик. Фото Екатерины Скорыниной

Фото Екатерины Скорыниной

За вольером с лисами должна быть клетка волков. Они не воют. В первом вольере лениво лежит большой волк, вокруг него — куски мяса, это запасы, как говорит ветеринар. Животное не обращает на них внимания. Волк  зевает и устраивается для того, чтобы уснуть. Кажется, что это не хитроумный лесной хищник, а большой холеный хозяйский пес, ведет себя спокойно и вальяжно. 

В соседних вольерах — еще два волка. Тоже сытые, довольные и с мясом. Один залезает на крышу деревянного домика в вольере и смотрит в сторону. 

Прекрасная линия верха, как бы сказал эксперт на выставке. Помню времена, когда они были совсем плохими. Мы им ставили витамины, вакцину по лечебной схеме, лекарства давали от кожных паразитарных инфекций. 

Фото Екатерины Скорыниной

За вольером хищников — кроличье царство, четыре огромных клетки. В них живут около 30-ти кроликов: серые, белые и белые с серыми пятнами. 

У меня был такой пациент, но я его вылечила и не смогла держать, отдала в хорошие руки. Грызуны — это не мое, им надо условия создавать специальные. Вообще домашние кролики прекрасны, когда ничем не болеют.  В основном это животное состоит из кишки, и если кролик не ест сено, у него нарушается перистальтика кишечника. Если кролик заболел миксоматозом (вирусное заболевание, вызывающее конъюнктивит и опухоли), это все. Поэтому даже маленькому декоративному кролику обязательно нужно ставить прививки от миксоматоза и геморрагической лихорадки. Смотрите, какие толстенькие, — у животных в вольере чисто, лежит свежая солома. Ловлю себя на мысли, что охота взять одного такого на руку и запустить пальцы в меховую шубку. 

Фото Екатерины Скорыниной

Соседний вольер — для енотовидных собак — пустует. Зато за оградой стадо баранов и овец — и одна с маленьким ягненком. На табличке написано, что здесь должны жить вислобрюхие свиньи. Но их нет — видимо, сидят в теплом домике, сейчас им холодно. Вдоль забора бегает и гогочет гусь. Вообще эти товарищи не закрывают рот — в соседнем вольере их много. Они с опаской смотрят на посетителей, по шажочку подбираются к решетке и начинают «жаловаться» на жизнь.

Ну, на что жалуемся? — Екатерина включает камеру. Гуси замолкают и смотрят непонимающе. Екатерина заканчивает снимать —  снова раздается дружный гогот. Странные птицы. 

Дальше по пути — домик, где оборудован теплый вольер для носух. Они сворачиваются в углу и всем видом показывают, что гости пришли в неправильное время — когда у семейства тихий час. И только когда подходишь к одинокой носухе, которая сидит в отдельном вольере, остальные просыпаются и бегут к краю клетки, посмотреть, а что там будет дальше. 

Выходим из павильона. По сути, смотреть больше нечего — на улице пустые клетки для енотов. Сурок умер. Идем на выход. Екатерина говорит, что где-то заметила серую кошку — тоже ее бывшую пациентку, выглядит она неплохо. 

Жаль, свинок вислобрюхих не увидели. Они такие забавные, толстенькие, смешно хрюкают, люблю их. Но для них на улице холодно, — вздыхает Екатерина. 

Носухи

Итог: впечатление портит стойкий запах. Животных в первоуральском зоопарке мало, но звери, на удивление, в хорошем состоянии. Идем ны выход мимо вольера с верблюдами. 

Эх, Яша, где же ты. Так и не вышел. Вот козел, — заканчивает Екатерина. Яша — это козел. 


Фото Екатерины Скорыниной, любительское фото