1098
8
0

Будет перепад давления, и она реально рванет


Сезон ремонтных работ в Первоуральске подходит к завершению, а взаимодействия заказчиков и подрядчиков плавно перемещаются в залы арбитражного суда и в прокурорские кабинеты


В июле компания «Ремонтно-строительное управление №12» завершила «Капитальный ремонт водопровода от насосной станции 2-го подъема до насосной станции 3-го подъема».  Ремонт проходил на улице Вайнера.

Место ремонтных работ сейчас выглядит так. Район улицы Вайнера, ост. "Банковский"

Директор компании Денис Шадрин до нынешнего лета с первоуральскими заказчиками никогда не сталкивался. «РСУ №12» компания молодая (основана 28 марта 2018 года согласна выписке из ЕГРЮЛ), поэтому желание поучаствовать в конкурсе на капитальный ремонт трубопровода было велико. Заявились на него, оказались единственными участниками, выиграли.  Чтобы на старте не испортить отношения с «Водоканалом», по просьбе второго приступили к работам на объекте еще до заключения контракта.

Денис Шадрин, руководитель "РСУ №12"


— Перекопали дорогу на Вайнера и уложили гильзу, чтобы не тормозить укладку асфальта. По проекту гильза должна была быть новая, из полиэтилена. По факту она оказалась железной, бывшей в употреблении и диаметром не 800, а 1000 мм. Хочу отдельно отметить, что по договору весь материал нам предоставлял заказчик — гильзы, трубы, отводы. От нас требовались только расходные материалы, техника и отсев. В них мы вкладывали свои средства, — говорит Денис Шадрин.

После установки гильзы «РСУ №12» приступило к прокладке траншеи. И рабочие столкнулись с непредвиденным обстоятельством — чуть было не порвали высоковольтный кабель, вообще не отмеченный на схеме разрабатываемого участка.

 

Фото предоставлено Денисом Шадриным

— Прежде чем вынимать грунт экскаватором, мы пригласили связистов и электриков, чтобы они отметили, где пролегают их коммуникации. Они нам все показали. Но как так получилось, что никто не знает об этом высоковольтном кабеле? Для меня загадка, я с таким сталкиваюсь впервые, — удивляется Денис Александрович.

Дальше нестыковки только накапливались. В проекте указано, что на Вайнера залегает скальный грунт. Поэтому проектировщики предусмотрели защитную отсыпку трубы отсевом сверху и снизу. Но в сметной документации «Водоканала» верхняя отсыпка вообще не была предусмотрена.

 

Фото предоставлено Денисом Шадриным

— Но есть же проект, есть СНиП, там четко прописано — два слоя защиты, верхний и нижний. А мы обязаны выполнять работы согласно проекту. Мы не можем их не выполнить, — объясняет ситуацию Шадрин. — Нам же потом придется раскапывать и переделывать. Так как, если я вывалю в траншею скалу, которую раскопал, валун с острой гранью упадет на полиэтиленовую трубу, пробьет ее, мне же и скажут, а зачем я это сделал. Я уведомил об этом руководителей «Водоканала». А мне в ответ — зачем ты насыпал второй защитный слой?

 

Фото предоставлено Денисом Шадриным

 

 

Работы, не предусмотренные сметой, накапливались. Когда привезли трубы, руководителям «РСУ №12» стало ясно, что длина объекта не 305 метров, как указано в контракте, а на 7 метров больше. Снова начался процесс согласований, в ходе которого длину изменили, а вот про отсев «Водоканал» промолчал.  С новой полиэтиленовой трубой тоже получилась нестыковочка. Толщина ее стенки оказалась значительно меньше той, что заложена в проекте.

— В проекте предусмотрена укладка трубы с толщиной стенки 45,4 мм, а по факту «Водоканал» нам предоставил трубу с толщиной 29,7. Я об этой нестыковке сообщил заместителю директора ПМУП«Водоканал» Сергею Матафонову и главному инженеру Андрею Балабанову.  Они осуществляли контроль и сопровождение работ. Мне в устной форме ответили, что заказчик получил согласование на изменение стенки трубы от ООО «Проектно изыскательская компания», которая выполняла проект данного водовода. Письменного подтверждения этого я так и не получил. На опрессовке присутствовал главный инженер Балабанов, мы закачали в трубу по его требованию порядка 7 атмосфер. Труба относительно фланца раздулась в периметре на 1 см. Мы ему показали это. Напомнили, что предупреждали, что такая труба для магистрали не предназначена. В ответ: «Нормально». Тут мы начали копать эту историю, обратились к проектировщикам, они нам отвечают, что никакие изменения никто не согласовывал. На вопрос Балабанову почему нет согласования, он ответил, что это их деньги, какую они хотят трубу, такую и укладывают. Но «Водоканал» —  не частная лавочка. От его работы зависит безопасность всего города. А трубопровод питающий. Нет согласования изменений в проекте, нет Государственной экспертизы. А труба рванет. Будет перепад давления — и она реально рванет.

Вздувшаяся труба под давлением 7 атмосфер. Фото предоставлено Денисом Шадриным

Тем временем, пришла пора сдавать объект.

— И тут наши разногласия пошли вширь и вглубь. В контракте указано, что количество скального грунта на месте прокладки трассы 70%, а нам в «Водоканале» говорят — 20%. А это 300-400 тысяч минусом от контракта. Отсев снова не учтен. Мы с этим не согласились, тогда мне сказали, что это может решить только директор «Водоканала» Юрий Калина, а он в отпуске. Через неделю он вышел на работу, и начал мне предлагать подписать то, что есть. Что значит то, что есть? Это значит, что я должен согласиться на условия директора «Водоканала».  Подписать документы на 1 млн 700 тысяч вместо 2 млн 300 тысяч, которые оговорены контрактом. У нас дело дошло до того, что на наши звонки заказчик перестал отвечать. А при личной встрече Матафонов моим сотрудникам прямо сказал, что, по их мнению, мы заработали очень много денег. Вам достаточно 1 млн 700 тыс. И идите отсюда. Остальное — это наши деньги. Но кто он такой, чтобы так трактовать 44 ФЗ? Если это деньги частной компании, то конкурс должен был разыгрываться по 223 закону, а они его разыграли по 44 ФЗ. По 44-ому осваиваются только бюджетные деньги. Кого они пытаются обмануть? Я не знаю.

Насторожило Дениса Шадрина и требование руководства «Водоканала» изменить в актах выполненных работ некоторые формулировки. К примеру, убрать из них фразу «при проведении капитальных работ», или вписать в документ сертификат на б/у трубу диаметром 1000 мм.

—Ищутся всяческие причины отказа от приемки. Затягиваетсявремя. Мы даже не можем вернуть свои вложения в стройку. Вот подумайте, как я могу вписать сертификат на старую трубу, если он выдается только при покупке новой, и как убрать из актов «капитальный ремонт», если в этом суть нашего контракта, хотя по проекту это прокладка нового водовода. Я не могу понять какая схема здесь реализуется. Поэтому обратился в прокуратуру. Мне недавно пришел ответ, что срок рассмотрения моего заявления продлен еще на месяц. А в СМИ решил обратиться, чтобы придать огласку этой ситуации.  Возможно, что здесь привыкли как-то по-другому работать, и все муниципальные предприятия считаются карманными. Поэтому и руководители могут принимать решения в обход всех законов. Но поймите, я отец четверых детей, у сотрудников тоже есть дети. И какой-то местный чиновник решает, что не будет нам платить заработанные деньги? Почему он считает, что мои дети и дети моих сотрудников есть не хотят?

Когда мы завершили контракт с «Водоканалом», мы выиграли крупный конкурс в Колчедане. Деньги, заработанные здесь, мы должны были использовать как оборотные средства дальше. У нас получилась просрочка. А там теплотрасса. Полностью меняем трассу к школе. Мне пришлось искать дополнительные средства, чтобы не сорвать контракт. Нас, как предпринимателей, здесь могли просто умертвить. Мы попали бы в список недобросовестных поставщиков, компания скончалась бы, не начав своей деятельности. А я как директор на два года попал бы в черный список без допуска к торгам. К сожалению, такова судьба многих бизнесов в нашей стране.

Мы отправили этот материал в пресс-службу администрации, соблюдая регламент общения с чиновниками — сами руководители муниципальных учреждений и подразделений администрации имеют право общаться со СМИ только после разрешения пресс-службы. Надеемся, что Юрию Ивановичу Калине, начальнику "Водоканала", позволено будет пролить свет на эту историю, где правым в настоящее время кажется только подрядчик. В любом случае, точку в этом споре поставит прокуратура или суд.