699
12
0

Большая мечта не всегда о «Большом»


Первоуральск посетила солистка Театра Оперы и балета Екатерина Кузнецова


 

17 августа в школе хореографии «Русский балет» настоящая сказка — все с нетерпением ждут выхода солистки театра «Урал Опера Балет» (новое название нашего Оперного) Екатерины Кузнецовой. Это — первая встреча в рамках проекта «Беседы о балете».

Маленькие девочки (быть может, будущие балерины), ерзают на скамейках в ожидании, поминутно дергая за рукав сидящих рядом мам, шепотом спрашивая: «А где она? Когда уже? Я  заждалась!»

Директор школы Марина Кальченко с одной из воспитанниц раскрывают занавес, и Екатерина — в белоснежной пачке и диадеме — исполняет вариацию из балета «Лебединое озеро». После — противоположный образ: балерина танцует в направлении модерн, уже в свободной одежде. Девочки, задержав дыхание, следят за каждым движением солистки: «Мам, а я, когда вырасту, смогу так?..»

Взрыв аплодисментов, и малышки уже стоят в очередь за автографом, параллельно засыпая вопросами, на которые Екатерина успевает отвечать:

— Непосредственно балетом я стала заниматься после 4-ого класса, в 11 лет, когда, как и все, пошла в хореографическое училище. До этого, с 7 лет, занималась спортивно-бальными танцами – они, если честно, мне нравились гораздо больше. Но мой старший брат – успешный артист балета, поэтому и отец, и мать хотели, чтобы я пошла по его стопам. Поначалу в балете мне было скучно, неинтересно, но после года учебы и жизни в интернате, я влюбилась и поняла — всё, это моя жизнь.

— Вас всегда привлекала классика, никогда не тянуло к другим направлениям?

— Тянуло. Через год после окончания училища в России я уехала в Германию, — получать магистратуру в Академии. Там очень развит модерн, поэтому мы, наравне с классикой, уделяли ему много времени. После Академии я несколько лет работала в Хорватии, где современный балет хореографы и публика любили намного больше. Модерн придал моим рукам рельефность, когда у русских балерин очень слабые мышцы рук — не разрешают ни отжиматься, ни подтягиваться. В России же все еще популярна классика.

— Отличается публика в разных странах?

— Да! В России, если хотят показать свои эмоции, кричат «Браво!», громко аплодируют. А в Германии только топают — публика без эмоций. В Хорватии по-разному. Но кричат только у нас, если честно.

— Расскажите про питание балерины, режим дня. Сильно ограничиваете себя?

— Встаю я в 8 утра, работаю в театре 6 дней в неделю — в понедельник выходной, среда-четверг-воскресенье — спектакли. Теперь преподаю в школе хореографии «Русский балет» в Екатеринбурге, выходных нет совсем. С недавнего времени я вегетарианка, мясо не ем. А так я ем все, что хочу и когда хочу — уходит всё из-за сильных нагрузок. Могу и шоколадку ночью съесть. Хотя так бывает, знаете, видишь большую тарелку сладостей, думаешь, сейчас все съешь, а возьмешь пару конфет, и больше уже и самой не хочется.

— Какие качества для балерины — главные?

— Если говорить о внешности, главное для балерины — красота, так как балет сам по себе красивое искусство. Гибкость и подобные качества можно развить. Если посмотреть с другой стороны, я считаю, что нужно любить свое дело, вживаться в роль — публика почувствует эмоциональность, вместе с тобой проживет ту историю, которую хочешь рассказать. Даже если ты на сцене две минуты, нужно выступить так, чтобы зацепить, чтобы после просмотра осталось послевкусие. Для меня главное эмоции, а не техника. В Европе большое значение имеют именно эмоции, в России есть проблема – практически не смотрят на чувства, заняты подсчетом того, сколько ты сделала пируэтов.

— Какой балет у вас самый любимый?

— «Ромео и Джульетта». Мне с детства нравилось это произведение, я читала его и на английском языке — в оригинале, очень нравилось. Еще в школе я пробовала маленькие сценки из этого балета на актерском мастерстве, и уже в Германии сдавала дипломную работу по дуэту из «Ромео и Джульетты». В Хорватии поставили первый балет, и меня взяли в первый состав – я была Джульеттой. Сбылась мечта! Когда приехала в Россию, первая главная роль была именно Джульетта. У нас идет балет Вячеслава Самодурова — его собственные постановки и хореография. В прошлом году получили «Золотую маску» в «Большом» за лучший балет в России. Танцевать главную роль для меня очень почетно.

— А какая роль самая сложная?

— В балете «Жизель» я танцую сложное па-де-де в первом акте, но зритель совсем не понимает, что оно сложное. По сюжету эти мальчик и девочка — друзья Жизель, которые пришли ее поздравить и исполняют свадебный танец. Зрители почти не хлопают, потому что они вряд ли поймут, кто ты такой — ты вроде не главный, но танцуешь один, в чем дело? — а уж тем более не задумаются о сложности элемента. Во время него не успеваешь дышать, и мышцы не отдыхают. Не очень нравится эта роль, не люблю, когда меня на нее ставят. А вообще, эта была моя первая роль в Екатеринбургском театре.

— Какие отношения с партнерами?

— Замечательные. Я танцую в одном кордебалете с шестью мужчинами —испанский стиль танца, мы сразу подружились — в балете это важно, чтобы все лучше получалось, было взаимопонимание.

— Каким образом профессия влияет на вашу личную жизнь?

— Очень не хватает времени для личной жизни, к сожалению, не совпадают выходные дни с близкими людьми. Это очень тяжело, не видимся, не можем никуда уехать даже на один день. Но отпуск у меня есть, две недели.

— Какую музыку обычно слушаете, какое смотрите кино?

— Я терпеть не могу электронную музыку. Люблю мелодии из старых кинофильмов, например, работ Рязанова; Людовико Эйнауди, есть американская попса, хип-хоп. Вообще, слушаю ради текста — владею четырьмя языками, для меня важно, чтобы в песне был смысл. И мелодия, и текст — чтобы все было красиво. А из фильмов, как любая девушка —романтичные комедии, мелодрамы. После тяжелого рабочего дня отдыхаем под хорошее кино.

— Случалось, что хотелось все бросить, начать заново в другой сфере?

— Очень часто. Даже увольнялась из театра пару раз. От усталости. Готовили премьеру, было очень сложно, репетировали без отдыха и перерыва. Написала заявление и спокойно ушла. Но директор вызвал к себе, сказал, что устала — «У нас впереди Москва, Питер, потом и поговорим, сейчас невозможно уйти». И не ушла. Думала тогда насчет Театра современного танца, заметила их в проекте «Танцы» на ТНТ, понравились, неплохо себя показали, как раз в стиле модерн. Но вы не думайте, «Танцы» я не смотрю…

— Что мотивирует?

— Одно время ничего не мотивировало, но когда осознала, что чем больше занимаешься, тем лучше получается — стала стараться. Вообще, я и в школе стремилась быть лучшей, любила математику, русский язык — и у меня получилось. Считала своей обязанностью быть первой. Мотивация была наподобие: «А если я завтра приду, и она будет лучше меня? Нет, так не пойдет». Так и в танцах. Везде — дух соревнования.

— Хотели бы работать в Большом или Мариинском?

— Даже не знаю. Однажды мой педагог сказала мне, что лучше быть лучшей среди средних танцоров, чем худшей среди хороших. Я с ней согласна.

— Какие планы на будущее?

— Если честно, ведущей танцовщицей я быть не хочу. Они танцуют только свои партии и всё, это же скучно. Хочется разнообразия. Я танцую ведущие роли солистов, иногда стою в кордебалете, и мне все нравится. Как вы уже поняли, мне очень нравится модерн —  наверное, потому, что там можно проявить индивидуальность. В модерне ты совсем расслаблен, можешь раскрыть душу. Каноны в классике за столько лет надоедают, даже раздражают. Нам повезло с Самодуровым, он —  современный руководитель, хочет вместить модерн в театр. Потихоньку приучаем и зрителей, и танцоров к этому направлению. Хотелось бы в нем развиваться.

На протяжении разговора маленькие балерины кругом сидели около Екатерины, слушали внимательно и сами задавали вопросы – какие пуанты лучше, когда впервые появился тот или иной элемент, как звали первого педагога. Встреча закончилась приятной фотосессией.

В рамках проекта «Беседы о балете» планируются встречи и с другими известными людьми в сфере искусства Свердловской области – музыкантами, танцорами. Каждый желающий может прийти и познакомиться с приглашенными гостями, принять участие в беседе. Подробности о следующих встречах можно узнать в школе «Русский балет».

 


 

Фото Марии Ездаковой