1231
3
0

Байки про Абрамовну


Если есть в медицине негласный табель о рангах — «элита», «спецназ» и прочее, то медсестры приемного отделения — штрафбат. Давить на них бессмысленно, угрожать им, «что устроите им ад» тоже, потому что они уже в аду.  Скорая помощь перед ними заискивает, полиция лишний раз не связывается, самостоятельно справиться с буйным алкоголиком для них пустяк. Дежурная медсестра приемного отделения — настоящая  хозяйка Медной горы в своем царстве-государстве.

Абрамовна

Работала в приемном отделении терапии медсестра. Как фамилия — никто не знал, разве только заведующий, когда раз в месяц табель подписывал.  Сколько ей лет  — неизвестно (за 25 лет совместной работы она всегда в одной поре), но спроси любую собаку, перебегающую дорогу перед больницей, кто такая Абрамовна — все в курсе!

В пору, когда прикрыли медвытрезвители, МВД выпустило приказ о транспортировке всех подобранных на улице пьяных в лечебные учреждения. А в больницах другой приказ, который действует, кстати, и по сей день: госпитализируются только изрядно выпившие с нарушенными функциями организма — дышать не может, давления нет и прочее. Иначе все отделения можно одними алкоголиками в считанные дни заложить.

И вот однажды экипаж ППС заводит своим ногами пьяного мужичка в приемное отделение и настаивает на вызове врача и госпитализации «клиента», а наша «хозяйка» за секунду его отсканировала и поняла, что мужику место дома, в постели, а не в больнице. После чего разворачивается изумительный диалог Абрамовны со старшим милиционером, причем офицер проводит его подчеркнуто вежливо (хотя дается эта вежливость с большущим  трудом), используя в виде козырей номера своих приказов. Абрамовна говорит иначе: в стиле «двух казачек, разговаривающих по секрету от плетня к плетню… а между плетнями 100 метров». Веско мотивирует, что пьяный должен спать дома, а не отвлекать от настоящей работы врачей. Перепалка закончилась блестящей победой Абрамовны, и милиция повезла «клиента» домой отсыпаться, вдогонку доблестным стражам полетела пара полезных советов по дополнительному использованию «ихних приказов» — писались они в то время исключительно на бумаге. Это сейчас мода на электронные носители пошла.

Несостоявшийся «захват»

Кто постарше, помнит ужасный захват заложников в больнице города Буденновска в 1995 году.

И вот вскоре после этого серьезные люди в штатском прошли по приемным отделениям, проинструктировали, призвали к повышенной бдительности. И вот, как нарочно, группе цыган приспичило поздним вечером навестить свою родственницу в больнице. То, что часы вечерних посещений давно закончились и справочное закрыто, их как-то мало волновало — есть ведь приемное отделение.  Ситуация: на улице темень, звонок в дверь, Абрамовна выглядывает в окно, а там группа подозрительно копошащихся бородатых мужиков дергает на себя дверь. Логическая цепочка «Буденновск —захват—бдительность» выстроилась мгновенно, и она понеслась звонить по оставленным телефонам.  А памятуя стиль «двух казачек», то в курсе телефонного разговора мгновенно оказалась группа товарищей за дверью. Сообразив, что дело пахнет керосином, пустились наутек. Видя такое дело, Абрамовна выскочила вдогонку и успела ухватить последнего мужичка, так что прибывшая вскоре милиция оказалась с «уловом».

Космонавт

Прихватило у одного мужичка сердце после многодневного запоя, и по этому поводу он попал в реанимацию. Откапали, полечили, вроде получше стало, а к ночи после светлого промежутка случился с ним приступ «белой горячки». Показалось ему, что за ним черти гонятся. Мужик мгновенно порвал все вязки и капельницы и стал убегать от «чертей» по коридору. Первой дверью на пути оказалась закрытая дверь лаборатории, которую мужик смял, как бумажную. Белая горячка придает людям на короткое время, как оборотням, дополнительные силы, вынес окно без единой царапины и выскочил на крышу приемного отделения. Оглянулся — черти выскочили следом, и мужик нырнул вниз. Но удариться о жесткий асфальт было не суждено — у стены приемного покоя стояла машина дежурного врача, крыша машины и выполнила роль батута. Выскочившая Абрамовна вызвала травматологов и полицию (она подумала, что мужика скинули с крыши). Полиция вскоре уехала, а травматологи, перебинтовав пациенту всю голову бинтом в виде шлема в стиле «Полиграф Полиграфович Шариков», привезли обратно в терапию, где он и долеживал. После этого персонал промеж собой называл его исключительно «космонавт» за повязку в виде шлема и за «выход» в открытое пространство.