18+
19 октября 2016, среда 16:24
812
10
0

Анна Миленина: «У меня большая личная мотивация — доказать себе»


 Рекомендовано к чтению при низком уровне удовлетворенности собой


 

Анна Миленина

Проект «Быть первым» и его удивительный руководитель Илья Сорокин дарят Первоуральску замечательную возможность пообщаться с людьми, чьи истории могут мотивировать на подвиги. В июне — чемпионка по боди-фитнесу Ольга Власова, сейчас — паралимпийская чемпионка Анна Миленина.


 

Голос за кадром видеоролика: «А ведь могло и не быть фамилии Миленин, вписанной в историю мирового спорта. Не было бы счастливой семьи»

Анна Миленина (в девичестве — Бурмистрова) стоит в уголке, смотрит на экран, на котором кадры из семейной хроники Милениных и тренировок ее мужа, Виктора. Улыбку не сдерживает, светится, кажется, еще немного и заплачет. Но спортсмены не плачут — особенно во время мотивационной встречи.

Судьба Анна — великолепный пример того, что мы за себя несем ответственность. Либо прошибаем стены — либо робко топчемся возле. Либо открываем двери — либо нерешительно держимся за ручку и уходим.

— У меня была родовая травма, — начинает Анна свой рассказ. — Как-то неправильно я решила выйти в жизнь. Паралич руки.   

Анна выступает с одной палкой — вторая только мешает. Но могло и вовсе не быть никаких соревнований.

— Огромное спасибо маме (маме Анна скажет «спасибо» еще не раз — ред.). Делала разнообразные массажи, а в 6 лет отправила в спорт — вопреки словам врачей. «Вы угробите ребенка» — прямым текстом говорили ей, — вспоминает Анна.

Ребенка не угробили. Два года в плавании. Потом — лыжи. Тренер — родная тетя, но это не значило особого отношения и поблажек. Просто если бы не тетя, не было бы никакого тренера, не было бы соревнований — допускали Аню с боем:

— Я помню тот разговор в кабинете врача. Я и мама. Маме говорят: нельзя, может потерять руку, кровоизлияния и т.д. Я в слезы. Мама велела мне выйти и осталась с врачом наедине. Что-то они там нарешали (смеется). В 9-м классе узнала про паралимпийский спорт — с ориентирами стало понятно.

— Когда я читал ваше интервью, то прочитал о том, что «девочка в какой-то момент отчаялась». Что это было? — интересуется Илья Сорокин.

— Все бегают, занимаются, а ты инвалид, и не знаешь, что ты будешь делать. Хорошо, что сейчас в государстве задумались над тем, чтобы объединять людей здоровых и с ограниченными физическими возможностями. Развивают паралимпийские виды спорта, рабочие места дают, занимаются доступной средой.

Другой карьеры, кроме спортивной, Анна не мыслила. Шутка ли, вся семья — в спорте.

— Мои мама и папа были тренерами. Лыжники. Папа носил меня на руках и шее. Он на лыжах — я на шее.

Анна до сих пор живет в родном Краснотурьинске. Во-первых — семья. Родители Анны построили дом, здесь же, в округе, выстроили свои дома и трое их детей, включая семью Анны.

Во-вторых, теперь Анны Миленина — депутат городской думы, решать проблемы родного города проще на месте.

Кстати, решать проблемы — это не предвыборный тезис. Благодаря Анне в городе появилась лыжная база, где в тепле и комфорте занимаются дети.

— В 2006 году, сразу после Турина, я написала письмо губернатору с просьбой помочь с решением этой проблемы. Но — в ответ тишина. В 2010 удалось передать письмо Президенту — с просьбой и программой. Сейчас в Краснотурьинске стоит прекрасный лыжный комплекс. Как вспомню, что у нас было — ужас! Холодно — трубы прорвало и на полу лед, туалет на улице. А сейчас — отличные раздевалки, душевые, тренажерный зал.

На очереди — лыжероллерная трасса. Это из ближайших задач Анны.

— В одном из интервью вы говорили о том, что не хотите, чтобы ваши дети занимались лыжами…

— Конечно, не хочу! Это же лошадиный вид спорта! Я бы хотела, чтобы они в тепле были. Вот плаванием один занимается, второй танцует…

— А если бы не лыжи в вашей жизни, то что?— тотчас задают вопрос из зала.

Ответ очевиден:

— Лыжи.

Чувствуем, что дети Анны подчинятся зову крови.

В Краснотурьинске Анну знают все. Узнают на улице. Иногда устает от такой публичности. В Екатеринбурге и Первоуральске всё проще — спокойно идет по улице. Вот и мы, зайдя в лифт, попросили: «Нажмите, пожалуйста, на шестой». Неловко получилось.

— Чем отличаются паралимпийские игры от других чемпионатов? — спрашивает Илья.

— Большее внимание прессы. Я не акцентируюсь на этом. Делаю вид, что выхожу на обычные соревнования. Давление со стороны правительства есть — всем нужны медали. Эмоциональный напряг — на тебя же давят. Перед Паралимпийскими играми я не спала ночи две.

Приз за лучший вопрос из зала получил Дмитрий Новиков

— Почему наши паралимпийцы, которые тренируются и живут в гораздо более стесненных условиях, заставляют нас гордиться больше, чем олимпийцы?

— Вспоминают постоянно Ванкувер. Почему здоровые олимпийцы провалились, а паралимпийцы — молодцы? Не нужно сравнивать. У них своя конкуренция, у нас — своя. У нас большая личная мотивация — доказать себе, а не только соперникам. Хотя совместные тренировки, я считаю, пошли бы на пользу. Пусть олимпийцы посмотрят, как пашут паралимпийцы.

— Как вы, человек с железным характером, позволили мужу в Ханты-Мансийске забрать у вас лыжи?

— Я была беременна нашим первенцем — 4 месяца срок. Злилась: только начала побеждать, а у меня лыжи забрали.  В Сочи я бежала уже со вторым малышом — три месяца срок. Так получилось. После Паралимпиады я попала в больницу на сохранение, потом поняла, чем рисковала.

Пока у Анны Милениной не было опыта выйти на соревнования в качестве нейтрального спортсмена, но она уже подписала кучу бумаг, в которых прописаны все ограничения.

— Это не вопрос патриотизма — выйти в синих или красных штанах с российским триколором. Все и так знают, что я россиянка. Вот представьте — вы тренируетесь 4 года, а вас не выпускают, потому что есть политика. Конечно, я не пойду под флагом другой страны, но и в отсутствии демонстрации принадлежности к стране ничего ужасного не вижу.

— Где взять силы и мотивацию, если падаешь и нужно встать?

— Личные тренировки. Да и холодно на снегу лежать (смеется)

Личные тренировки — хорошо, но нам кажется, что Анна забыла сказала про главное — тыл. У нее он железо-бетонный. Муж Анны Виктор Миленин — инвалид с 16 лет, когда в ужасной автокатастрофе потерял ногу. Сейчас — игрок «Родника» по волейболу сидя. С ним, надеемся, и состоится следующая встреча в рамках проекта «Быть первым», а пока задаем Анне вопрос, ответив на который, она получила порцию благодарных аплодисментов:

— Что для вас более серьезное испытание: победой или поражением?

— Думаю, испытание поражением. Оно учит новому, указывает, какие ошибки надо исправлять, чтобы быть первым. Проигрывать тоже надо уметь красиво.

 


 

Фото Константина Деянова