479
5
0

Администрация должна признаться, что продолжает гадить


В очередной раз обозначены сроки решения вопроса о переводе земель лесного фонда в Билимбае в земли поселения


 

Третий год арендаторы земельных участков на окраине Билимбая находятся в подвешенном состоянии. Они не могут оформить должным образом права на недвижимое имущество и получить разрешения на строительство жилых домов. К ликвидации застарелой проблемы подключился депутат Госдумы от КПРФ Николай Езерский. На его имя из Министерства по управлению имуществом Свердловской области пришел ответ, что до 1 апреля 2019 года все возникшие земельные разногласия будут сняты, и что данный вопрос находится на особом контроле регионального Правительства.

За комментарием к данной ситуации редакция обратилась к юристу, занимавшемуся урегулированием споров между арендаторами и первоуральской администрацией, Ирине Якуповой.

Ирина Якупова, юрист

— У нас очень интересная ситуация. В период управления городом Переверзевым все знали, что в восточной части поселка расположены земли лесного фонда. Но кусочек земли на въезде в Билимбай — очень лакомый для развития населенного пункта. Администрация каким-то образом, не запросив информацию о границах лесов, проигнорирован лесной реестр, включила данный земельный участок в Генеральный план городского округа Первоуральск (который потом апелляционным решением Областного суда Свердловской области был признан недействительным), составила схему нарезки и, как следствие, пустила такие земельные участки с торгов в аренду на 20 лет под ИЖС. Возможно, опирались на то, что генплан учитывает эти земли лесфонда как земли поселений. Информация Росреестра говорит то же самое и по сей день. Доступа к реестру земель лесного фонда в открытом доступе нет, но администрация даже не удосужилась его запросить при формировании данной территории. Возможно, рассудили, что на нет и суда нет. И приняли решение без учета этой информации. Сейчас спросить не с кого. Проблема возникла в 2016 году благодаря исковому заявлению Прокуратуры городского округа Первоуральск. Суд по иску Прокуратуры признал генплан развития поселка Билимбай недействительным в силу нарушения процедуры перевода земель из одной категории в другую. У арендаторов возникли сложности с оформлением права. И ситуация подвисла. Прокуратура получила бумажку, что законность восстановлена, и успокоилась. Лесфонд считает землю своей. Администрация, утратив права собственника, самоустранилась. И никто никаких последующих действий не предпринимает.

Есть два сценария развития ситуации. Первый — лесфонд обращается с исками к арендаторам о признании их прав отсутствующими. Администрация возвращает деньги, полученные в ходе торгов, с учетом процентной ставки за пользование чужими денежными средствами. Компенсирует также затраты граждан на строительство и облагораживание земельных участков. После этого сносит постройки и проводит рекультивацию земли. Все это оплачивается из городского бюджета. Второй сценарий — администрация признает, что, руководствуясь жаждой наживы, нагадила людям, и далее, в срочном порядке предпринимает шаги для скорейшей ликвидации проблемы. Делает то, что не сделали предшественники — осуществляет перевод земель лесфонда в категорию земель поселений. Но ни тот, ни другой сценарий не разыгрывается. Стороны ждут, когда кто-то третий за них выработает решение.

Арендаторы, уставшие находиться в подвешенном состоянии, обращаются в суд с исками. В судах администрация говорит, что предпринимает усилия в решении проблемы. Когда мы начинаем разбираться в ситуации и обращаемся в Департамент лесного хозяйства Министерства по управлению имуществом Свердловской области, там говорят, что первоуральская администрация вообще ничего не предпринимает. Исполнительная власть сидит ровно, а люди страдают. Типичная для Первоуральска ситуация. Когда она завершится, бог его знает. По предыдущему решению правительства Свердловской области все должно было закончиться осенью 2018 года. Но воз и ныне там. 

Но есть ведь и один нюанс. Признание самого по себе нормативно-правового акта недействительным не влечет за собой правовых последствий как таковых, то есть право за лицом не прекращается, и этот аспект нужно учитывать. Исков к арендаторам от лесфонда нет. Люди продолжают пользоваться наделами. Не хотят от них отказываться. Публичная кадастровая карта нам говорит, что это земли населенных пунктов, и целевое разрешенное использование — ИЖС.  Таким образом до сих пор после всех этих баталий происходит парадокс между ведомствами. Формально для людей преграды в части жилой застройки не существует. Оснований для отказа в выдаче разрешений на жилищное строительство в соответствии с градостроительным кодексом на сегодняшний день тоже нет. Сейчас такой порядок изменен и заинтересованному лицу необходимо направить только уведомление в адрес исполнительной власти о начале строительства. Если в течение 7 рабочих дней администрация на него не отвечает, соответственно, она считается по умолчанию уведомленной и согласной с застройкой. После этого говорить о незаконности строительства она не может.

Кроме того, администрация откровенно лжет, что, с момента признания нормативно-правового акта недействительным, она разрешений на строительство на спорных земельных участках не выдает.  На сайте администрации есть фамилии трех человек, которые получили разрешение после вступления в силу решения суда, последнее разрешение на строительства в части застройки данной территории было выдано весной 2017 года. Фамилии в городе известные. Можно сделать вывод, что определенному кругу лиц все можно, а простым смертным нельзя. Т.е. решение суда выполняется не в полном объеме. Мое мнение — гражданам нельзя успокаиваться и опускать руки. Надо требовать выдачи разрешение на строительство и добиваться законности принятия решений. 


 

Фото из архива редакции и сайта gorodskievesti.ru