1116
14
0

Вы — полезное зерно, которое нужно удобрить


Интервью с руководителем школы «Русского балета» в Первоуральске Мариной Кальченко о пище духовной и хлебе насущном


 Три месяца назад в Первоуральске открылась школа Русского балета. Открылась на энтузиазме человека, влюбленного в балет и никогда не стоявшего у станка — Марины Кальченко. Возрождают классический балет талантливые хореографы, в опытных руках которых сегодня уже 40 учеников. Есть даже три мальчика, что для балета огромная редкость и ценность. Накануне Нового года Марина Кальченко и балетмейстер Ирина Ларионова отправились в Санкт-Петербург на большой мастер-класс. Такой шанс им выпал среди 18 хореографов со всей России. Уезжая, Марина обещала родителям и детям писать обо всех впечатлениях. Но соцсети не смогли вместить всех эмоций, которыми были заполнены три счастливых дня. Впечатлений набралось на целый вдохновляющий материал и еще осталось про запас — чтобы «разбудить» в нужный момент и донести до своих воспитанников, их родителей и рядовых первоуральцев

 

Свою поездку в Питер Марина Кальченко иначе, как волшебством, и не называет. Говорит, с тех пор, как встала на «балетную дорожку», ее словно ангелы-хранители подхватили и не дают свернуть. Как руководитель школы «Русского балета» в Первоуральске, она подписана на тематические новостные группы, отслеживает все интересные балетные мероприятия. Так и увидела объявление о конкурсе для хореографов, которое организовывало «Общество возрождения художественной Руси». Решили с педагогами отправить заявку.

— Эта организация приглашает на конкурсной основе хореографов со всей России на большой мастер-класс. Нужно было представить описание деятельности хореографа, представить достижения, планы, прописать, как он видит развитие студии. Такое эссе. Причем, если мы проходим отбор и выигрываем, то и перелет, и проживание нам оплачивают организаторы. Мы несли расходы только за питание. И оно было организовано самым волшебным образом. Но это отдельная история!

Про пюре за 11 рублей и ароматные котлетки за 15 в рассказе Марины, действительно, отдельная строчка. А пока их встречали, как самых долгожданных и почетных гостей в числе 18-ти хореографов и очень удивлялись, что в маленьком уральском городке есть настоящая балетная школа. Говорили, нехарактерная вещь. Даже здесь, среди собравшихся на большой мастер-класс, классический балет представляли только три хореографа. В основном — современную хореографию и народные танцы.

Фото: балетмейстер Ирина Ларионова и воспистанницы школы "Русского балета" в Первоуральске

—Мы показались очень интересны организаторам, это они потом уже при встрече мне говорили. И то, что мы на самостоятельной инициативе, никто нас не поддерживает, никакие субсидии мы не получаем. Мы рассказали о наших достижениях, а они за три месяца уже были. Наша ученица прошла отборочный тур на престижное мероприятие , которое пройдет в Европе. Организаторы, сказали что увидели в нас то полезное зерно, которое надо удобрить, и поэтому пригласили не только хореографов, но и меня. Я, как могла, принимала участие в мастер-классах. Но не балерина и не хореограф, я просто очень люблю балет.

На благодатной почве любовь к балету расцвела самым пышным цветом. Утро первого дня — экскурсия с полным погружением и в академию им. Вагановой, лучшее балетное учреждение России. Внешний антураж и внутренняя "кухня", причем, и в прямом смысле. Кормили гостей отдельно от учеников, но по преподавательскому меню. Вкусно, питательно и не калорийно. Хореографы тоже должны быть в форме.

Фото: Марина Кальченко

— Огромное историческое здание в самом центре Санкт -Петербурга. Высокие потолки, лепнина. Мы переодели сменную обувь, за этим строго следят, потому что сразу же при входе лежат ковры. И ты невольно вытягиваешься в струнку, «подбираешь» все в себя. Такое ощущение, что попал в те времена, когда благородные девицы были. Поднимаешься по лестницам и встречаешь девочек и мальчиков, которые там учатся по 12 лет. Они не просто здороваются со взрослыми, они еще делают маленький реверанс. С самого утра уже прибраны, причесаны, одеты в велюровые костюмчики. Все подтянутые, красивые, улыбчивые, шейки длинные. Они были очень вежливы и участливы — подсказывали, уступали место. Это было первое впечатление от мира балета. И оно сохранилось на всю поездку.

Гостей познакомили с историей, преподавателями и пригласили на мастер-класс, где восемь учениц беспрекословно следовали практически беззвучным указаниям хореографа. Наша собеседница снова была поражена.

— Вошла преподаватель, все встали и поприветствовали ее без лишних слов. Она не говорила громко, никого не ругала, выражалась профессиональными терминами и все ее слушались беспрекословно, хотя я не понимала, как они ее слышат. Видимо, это привычка, это такой рабочий настрой, никаких нервов, все выстроено. Я увидела возможности детей. Если бы у моей дочки были такие балетные данные — я бы отдала ее туда, пожертвовав своей зоной комфорта. Если не побывать там, то из этой зоны комфорта выйти сложно, а вот если ты видишь — это стимул. Если сейчас родители будут спрашивать у меня, а стоит ли ребенка отдавать учиться дальше, пусть даже в Екатеринбург, и расставаться с ним — скажу «да», есть ради чего, если есть способности и задатки. Косточки должны быть легкие, тонкие. Либо всю жизнь на диете. У них же меню отдельное, особенное.

Хореограф Ирина Ларионова впечатлялась от методики построения урока. Перед педагогом, даже если у него на занятии 8 учеников, всегда стоит дилемма — кому уделить больше сил: способному или упорному. Часто внимание на себя оттягивают непослушные и недисциплинированные дети. В Вагановском упор делают на сильных. 

— Преподаватель сидела на лавочке, две ученицы посильнее стояли ближе всего. Им она и замечаний делала больше, чем остальным. Аккомпаниатор играла. Мы тоже ищем в нашу школу живого исполнителя. Просто посреди года это сложно сделать, но в планах обязательно.

Следующее впечатление от классического балета было, в прямом смысле, ярким и даже вызывающим для Марины — приверженницы классики во всем. Встреча с премьером Михайловского театра Маратом Шемиуновым.

— Очень неординарный человек с интересной творческой историей, звезда мирового уровня. Балетом начал заниматься в 11 лет. Высокий, под два метра ростом с пышной «гривой» волос, в ярком костюме кричащих расцветок. Вместе с супругой — примой Михайловского театра — они организовали студию, где обучают детей балету с двух лет. Это просто подвиг какой-то. Нам с трехлетками-то непросто. А у них как раз дочке два года тогда было. Сейчас ей шесть, и балетом она заниматься не собирается, а студия существует. Причем не ради коммерции. Видимо, они уже достигли того уровня, когда хочется отдавать, делиться. Так вот, Марат считает, что его внешний вид стимулирует в детях интерес, пока они еще не могут сделать осознанный выбор. А я считаю, что преподаватель — это не аниматор. Мне близки классические интерьеры и классическая одежда. Но , безусловно, мы очень много для себя почерпнули. Нам было интересно, как «выживают» в балете мальчики, как избегают насмешек, как были ли сложности, травмы.

Неожиданно для самой себя, очень интеллигентная и скромная Марина напросилась на спектакль, в котором вечером должен был играть Марат Шемиунов. Давали « Щелкунчика».

— Билетов было не достать, их раскупают задолго. И стоят они прилично — от 5 до 11 тысяч. Мы с Ириной прошли по контрамарке. Причем, не через общий вход, а отдельный. Поднимались по лестнице и думала, сейчас откроется дверь, и я окажусь в старинном зале. Волшебно! Я сравнивала постановку с екатеринбургской, которую видела недавно в театре Оперы и Балета. Наши земляки выглядели достойно, некоторые места были удачнее поставлены. Но здесь была особая атмосфера, которая всегда на меня очень влияет. Это дворец. Я, как и все, боялась шелохнуться, стояла, затаив дыхание и потом безумно аплодировала. В какие-то моменты меня отпускало, и я не анализировала, а просто наслаждалась. А, вообще, думала, что отсюда можно взять для нашего города. Но нужна команда, одной не осилить.

Второй день выдался еще более насыщенным. Марина поняла: их пригласили, чтобы дать основательную эмоциональную «встряску», чтобы «заразились» атмосферой и увезли домой. В Эрмитаже для них давал экскурсию лучший экскурсовод Сергей Нилов. Он вещает, в основном, для иностранцев и VIP-гостей.

Это было что-то! Бывает, экскурсовод тебя принижает. Мол, как, вам 40 лет, а вы до сих пор этого не знали? Здесь наоборот, хотелось узнавать еще больше, боялись пропустить хоть слово, почти не отвлекались на фото. Четыре часа пролетели, как миг. А еще от него так вкусно пахло. Настоящий питерский денди, у него даже вместо галстука — шейный платок.

И снова их повели во внутреннюю «кухню». Показали эрмитажный театр, построенный Екатериной под себя. Совершенно случайно Ирина Ларионова села на любимое место Екатерины. Снова мурашки, восторг. А потом — буфет для сотрудников с очень вкусной и снова «копеечной» едой.

Час перерыва, и вот уже пора бежать на репетицию «Павана Мавра». Марина, переодевшись, заходит на сцену со служебного входа и тут же попадает в очень милую историю.

— Он состоит из двух частей — вокально-музыкальной и балетной. Мне, как хористке, хотелось попасть на обе. Захожу, мужчина протягивает руку и говорит: «Где ваши ноты? Вы же скрипка?», и хитро улыбается. Я говорю: « Я — альт. Только я пою, а не играю». Оба понимаем, что это шутка. Он же понимает что я не его оркестр, но со служебного входа зашла. Рассказываю ему про хор и что хочу увидеть репетицию балета, потому что в Первоуральске мы открыли школу. У него глаза округлились, он берет меня за руку и бежит знакомить с оркестрантами: «Она балетную школу открыла!». Оказалось потом, что это дирижер. Вот такое непосредственное партнерское общение.

Эти взаимоотношения на репетиции покорили Марину. Говорит, никто не повышал голоса, не делал замечаний, не проявлял свой «звездный»характер, несмотря на уровень исполнительства.

Фото: Дарья Телятникова

Они все звезды. Мировые. Но они настолько просты в общении, вежливы. Солистка Дарья Телятникова говорит дирижеру: «Мне бы хотелось пройти еще вот с этого места», а он уже своим оркестрантам передает ее просьбу. Я такого нигде не видела. Наверное,это просто Питер. Уважение с большой буквы.

Марина выбрала место, где лучше всего было слышно шикарное меццо-сопрано. Говорит, ощущение, что Дарья Телятникова пела только для нее.

— Когда она запела, у меня волосы опять дыбом встали. Не статично, как большинство оперных певиц поют, набрав в легкие побольше воздуха. А с мимикой, жестами, всем телом. Пела на итальянском, а я все понимала, словно на русском исполняла. Потом мне посоветовали заглянуть в буфет и отведать необыкновенных эклеров. Там я сидела за соседним с ней столиком, и все не могла решиться заговорить, такой страх меня обуял. Потом думаю, ну я же приятное сказать хочу. Решилась. И она с таким участием ко мне повернулась, никакого высокомерия и в конце мне руку пожала и сказала: «Вы знаете, как мне эти слова нужны!». Прямо до слез.

Слезы радости и восторга вечером были уже на самом спектакле «Павана Мавра». Снова не было свободных мест, так как основной частью программы была репетиция спектакля. Хореограф стояла за спиной звукорежиссера и чувствовала себя участницей процесса. Марине досталось место над сценой напротив зала. Это было что-то!

Там такая интересная конфигурация зала. Я видела артистов, и я видела весь зал, как он приник к сцене. Бабушки, дети. Я с детства очень чувствую зал. А тут я чувствовала, как меня качает энергия зала. Это счастье! 

Марина очень старалась «не расплескать» это счастье по дороге домой. Говорит, получилось не в полной мере. Но в любой момент она готова «разбудить» в себе эти эмоции. Главное, чтобы поддержала команда и нашлось в городе место, где в скором времени можно будет показать достижения учеников школы «Русского балета». В планах у Марины Кальченко познакомиться с руководителем ТанцТеатра Олегом Петровым . Все-таки идут одной дорогой — классического балета.

 


Фотографии из архива Марины Кальченко и сети Интернет